На главную страницу
 

Общественная экспертиза: анатомия свободы слова (оглавление)


Работа над проектом «Общественная экспертиза: анатомия свободы слова» шла больше года. Мы начали в мае 1999, а заканчиваем в августе 2000. За это время страна изменилась и, в то же время, осталась той же. Ушла в прошлое эпоха Ельцина. Новый Президент делит СМИ на государственные и антигосударственные. Последние явно плохие. А первые, следовательно, хорошие. Федеральная политика в области СМИ уверенно приобретает черты «агитпропа» и «информационного распределителя». Ложь о чеченской войне и «враг народа» журналист Бабицкий. Методичная и комплексная долговременная операция против главного негосударственного телеканала НТВ. Апофеоз этой политики - океан государственной лжи вокруг трагедии в Баренцевом море. Когда мы начинали «Общественную экспертизу», главная угроза свободе СМИ исходила от регионального чиновника. Федеральная власть была бессильна и аморфна. Кроме того, Первого Президента России всегда отличало необъяснимое, почти иррациональное для бывшего секретаря обкома нежелание «давить» на прессу. Его преемник, на словах повторяя шаблонные тексты о свободе печати, на деле допускает иную политику. Центр тяжести угрозы свободе СМИ переносится с регионального на федеральный уровень. Вместе с тем, «Общественная экспертиза», нацеленная на приведение региональных «правил игры» в соответствие с федеральными и международными правовыми нормами, полностью совпадает с нацеленностью Владимира Путина на единство России и приоритет федеральных законов над местными порядками. В этом пункте итоги «Общественной экспертизы» могут быть полезны и федеральной власти, как они уже стали полезны тем руководителям субъектов федерации, которые после первого этапа «Общественной экспертизы» стали сотрудничать с нашей программой и добились изменения регионального законодательства о СМИ, его приведения к нормам российского и международного права.

На страницах этой книги изложен диагноз и история болезни российского медийного пространства, разорванного и изуродованного разными местными порядками, ограничивающими доступ, производство и распространение информации на территории нашей страны.

Но кроме диагноза «Общественная экспертиза» содержит рецепты лекарств и методику лечения.

Региональным законодателям «Общественная экспертиза» предлагает модельный закон о СМИ субъекта федерации и типовые правила аккредитации, подготовленные лучшими юристами страны.

Прокурорам и правозащитникам дает в руки десятки тысяч обработанных и доказанных фактов нарушений чиновниками российского законодательства и прав человека. Это готовый инструмент наведения порядка во властных структурах.

Журналисты получают наглядное пособие как надо, опираясь на закон, отстаивать свои профессиональные права.

Российские и зарубежные инвесторы и рекламодатели, изучив медийные портреты регионов, сделают выводы, куда им вкладывать средства, а откуда бежать сломя голову, спасая свои деньги.

Мировая и российская общественность сможет взять под свой контроль положение дел в тех субъектах федераций, в которых наиболее злостно нарушают свободу массовой информации.

«Общественная экспертиза» начала с того, с чего начинаются все права человека - со свободы слова.

Мы продолжаем программу составления российской карты прав человека и призываем всех, от кого это зависит, способствовать реализации этой программы.



РОССИЙСКАЯ карта прав человека:

ИДЕЯ И ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ

Идея «Общественной экспертизы» возникла в 1998 году. Весь этот год шла борьба за продление срока действия закона о государственной поддержке СМИ, который давал хоть какие-то возможности выжить независимым средствам массовой информации.

Противостояние было между теми, кто считал, что государство должно поддерживать только «хорошие СМИ», которые выражают «правильную», государственную позицию, и теми, кто считал, что свобода слова неделима и попытка отделить «хороших» от «плохих» означает введение цензуры и конец свободы слова.

Журналистам удалось отстоять свой закон.

В мае того же года убили Ларису Юдину - главного редактора газеты «Советская Калмыкия - сегодня», - единственной независимой газеты в республике, которая в течение ряда лет в одиночку противостояла нарушениям прав человека в Калмыкии.

Это убийство наглядно продемонстрировало всю беззащитность нашей демократии и обнажило три довольно простые истины.

Первое. Мы в России имеем вполне сносное законодательство, провозглашающее основные права человека на федеральном уровне и вполне каннибальские порядки на местах. Реальная жизнь происходит не на основе федеральных законов, а на основе этих порядков. Причем различия между порядками в разных регионах внутри России больше, чем различия между порядками, например, в США и Польше.

Второе. Свобода слова, как и все остальные права человека, - это довольно хрупкий цветок, требующий для своего существования постоянных усилий общества. Этот цветок нельзя посадить и отойти в сторону, рассчитывая на его «естественное» развитие. «Естественным» и «простым» развитием событий является сползание в авторитаризм и диктатуру, а для восхождения к свободе и демократии требуется большое и постоянное напряжение общественного организма.

Третье. Каждый из нас, отстаивая свои права и свободы, оказывается один против бюрократической системы. Это противостояние на заведомо неравных условиях. Бюрократической системе должна противостоять такая же тотальная система борьбы за права человека.

Как должна выглядеть эта система?

Во-первых, она должна уметь выявить все факторы, способствующие нарушению прав человека.

Во-вторых, она должна поименно и очень доказательно назвать тех, кто способствует нарушению прав человека.

В-третьих, она должна опираться не на мнения или оценки, а на факты, документы и цифры.

В-четвертых, она должна уметь измерять уровень реализации свобод и прав человека в каждом регионе. Ведь, если мы согласны с тем, что этот уровень в разных регионах различен, значит, его можно измерить.

Так возникла идея создать карту прав человека в России. Первым шагом на пути создания этой карты стало создание карты свободы слова. А точнее, свободы массовой информации. И это не случайно, поскольку свобода слова играет особую роль в системе прав и свобод человека: если ее нет, то о нарушении остальных прав невозможно заявить.

И сегодня, когда исследование в рамках проекта «Общественная экспертиза» завершено, обществу может быть представлена карта свободы массовой информации в России.

Первоначально предполагалось, что карта будет трехцветной. Небесно-голубым цветом должны были быть окрашены регионы с нормальными условиями для свободы массовой информации, синим цветом - регионы, где благоприятные условия сочетаются с неблагоприятными, и темно-фиолетовым - «черные информационные дыры», т.е. те субъекты федерации, где господствуют неблагоприятные условия для свободы массовой информации.

Одним из сюрпризов, который нам преподнесли итоги исследования, стало отсутствие небесного цвета на российской карте свободы слова: «нормальных» регионов в России просто не оказалось.

Авторы исследования рассчитывали, что анализ первых результатов «Общественной экспертизы» позволит решить несколько взаимосвязанных задач. Во-первых, познакомив широкие круги общественности с теми конкретными препонами на пути свободы массовой информации, которые выявило исследование, авторы проекта рассчитывают сформировать общественное мнение вокруг этих проблем. Во-вторых, необходимо использовать это общественное мнение для того, чтобы побудить власть изменить условия, противостоящие свободе массовой информации. В-третьих, очень важно довести результаты этого исследования до журналистов, чтобы научить их пользоваться теми правами, которые предоставляет федеральное законодательство.

Несомненно, составляя карту свободы слова, занимаясь измерением прав человека и выставляя «оценки» местным властям по этому предмету, авторы проекта отдавали себе отчет в некоторой условности полученных количественных результатов и итоговых оценок.

Здесь очень важно сразу договориться, что из полученных результатов можно считать бесспорным, а что относительным.

Бесспорными являются факты и сведения о нарушениях свободы слова, на которых основывались исследователи (здесь, конечно, возможны неточности, но это уже будет брак в исследовательской работе, а не просчет в методике).

Бесспорной является и общая тенденция: регион, где уровень возможностей реализовать свободу слова оценен в 10%, бесспорно имеет больше проблем, чем другой регион с этим показателем в 35%. Это можно доказать на фактах.

Относительным является все то, что вытекает из тех допущений, которыми руководствова лись разработчики методики исследования.

Вот эти допущения.

Во-первых, все нарушения свободы слова в законодательстве имеют в исследовании одинаковый «вес». Например, наличие в местных законах признаков цензуры «весит» столько же, сколько незаконное ограничение сроков аккредитации. Ясно, что это несопоставимые вещи с точки зрения вреда и опасности для свободы слова. Но введение «весовых коэффициентов» - это весьма громоздкая и уязвимая, с точки зрения субъективности, процедура, которая сделала бы исследование сложным, «непрозрачным» и нечитаемым. Авторы проекта исходят из того, что любое дискриминирующее СМИ отклонение от федерального закона может привести к тяжелым последствиям. Поэтому позиция равных «весовых коэффициентов» для разных нарушений является, в целом, довольно обоснованной.

Вторая группа допущений состоит в том, что федеральное законодательство о СМИ признается непогрешимым. В этом, конечно, есть доля условности. Но зато эта позиция дает прочные основания для методики и выводов, спасает от субъективизма и не позволяет превратить проект в дискуссионный клуб.

Еще одно важное допущение. У свободы слова три соавтора: власть, СМИ и гражданское общество. Власть создает правовые условия, образующие пространство свободы слова. Наполнение этого пространства свободными потоками массовой информации - это совместная функция СМИ и граждан. Они же несут совместную ответственность и за качество производимой и потребляемой массовой информации.

«Общественная экспертиза» на первом этапе не занималась анализом досье второго и третьего «соавторов» свободы слова. Предметом исследования были исключительно политика и нормотворчество власти в сфере массовой информации. Поэтому полученный результат, если стремиться к педантизму в формулировках, точнее было бы назвать картой условий свободы массовой информации.

На втором этапе мы проанализировали, как изменились эти условия за год, в том числе и под воздействием обнародования результатов «Общественной экспертизы».

Но главное открытие второго этапа «Общественной экспертизы» - в существенном изменении методологии исследования. Если весь первый этап был подчинен идее измерения свободы массовой информации, то на втором этапе, помимо количественных, были широко использованы качественные методы.

Первый этап позволил установить «меру» свободы СМИ в каждом регионе.

На втором этапе важно было выяснить, от чего зависят эти разные уровни свободы. Для этого были исследованы такие аспекты регионального медийного пространства, как медийная насыщенность региона, уровень медийной конфликтности, структура региональных медийных бюджетов.

Были изучены региональные рынки СМИ, степень их развития, степень погруженности в рынок, «рыночности» СМИ различных регионов.

Но главным предметом исследования и на втором этапе оставалась свобода СМИ. Просто, в отличие от первого этапа, были изучены все ее аспекты: правовые, экономические, финансовые, профессиональные. В результате «Общественная экспертиза» вплотную подошла к необходимости целостного, «объемного» представления о различных медийных моделях, действующих в регионах. Была разработана типология медийных моделей на основе анализа всей совокупнос ти условий существования региональных СМИ и уровня их развития.

Получилось семь типов медийных моделей: три варианта советской модели (авторитарный, патерналистский и модернизированный), рыночная, переходная к рыночной, конфронтационная и депрессивная медийные модели.

Каждая из этих моделей представляет собой специфический медийный организм, позволяющий понять природу и функции СМИ, которые они выполняют в данном регионе. Поскольку эта природа и эти функции различны в разных российских регионах, также различна и та мера свободы СМИ, которую отмеряет в силу своей внутренней логики и конструкции каждая из семи медийных моделей.

Чтобы провести такое исследование во всех областях, краях и республиках России потребовались усилия сотен людей.

Проект выполнен благодаря слаженным действиям Союза журналистов России, Фонда защиты гласности, автономной некоммерческой организации «Интерньюс», Центра «Право и СМИ», Национального института социально-психологических исследований, Комиссии по доступу к информации, Союза распространителей печатной продукции, Национальной Ассоциации Телевещателей.

В разработке концепции и методики проекта принимали участие Алексей Симонов, Манана Асламазян, Андрей Милехин, Иосиф Дзялошинский, Андрей Рихтер, Ольга Никулина.

Анализ местных правил аккредитации на первом этапе выполнен экспертами Фонда защиты гласности Верой Ефремовой и Александром Ратиновым, на втором этапе экспертом института «Общественная экспертиза» Марией Варфоломеевой.

Сравнительный анализ местного законодательства на первом этапе сделали сотрудники центра «Право и СМИ» Федор Кравченко и Марина Савинцева под руководством Иосифа Дзялошинского, на втором этапе эту работу выполнила Мария Варфоломеева.

Полевой этап (сбор информации на местах) был выполнен усилиями региональной сети, которую удалось собрать на базе НИСПИ с привлечением экспертов из Фонда защиты гласности, Союза журналистов России и АНО «Интерньюс».

Математический анализ и статистическую обработку данных выполнила эксперт института «Общественная экспертиза» Марина Капелькина. Анализ ответов на информационные запросы сделан экспертом Натальей Бельмас. Раздел «Развитие проекта» подготовила эксперт института «Общественная экспертиза» Юлия Воскресенская.

Анализ медийных региональных рынков стал возможен благодаря представленным данным Национальной Тиражной Службы и, в особенности, благодаря любезно предоставленной возможности использовать результаты уникального исследования региональных рекламных рынков, выполненного GFK-ВЦИОМ совместно и по заказу АНО «Интерньюс».

Запросы информации из Москвы посылались от редакции «Новой газеты», «Российской газеты», «Независимой газеты», журналов «В мире животных» и «Спрос».

Проверка достоверности данных по электронным СМИ проводилась на основе сведений АНО «Интерньюс» и базы данных НИСПИ, аналогичную проверку сведений о распространении печатной продукции выполнил Союз распространителей печатной продукции.

Вниманию читателя представляется второе, более полное издание отчета об исследовании, куда вошло описание методики, итоговые таблицы, карты и «портреты» региональных режимов, в которых существуют средства массовой информации, а также приложения, свидетельствую щие об эффективности проекта, его дальнейшем развитии.

В приложениях публикуются проект модельного закона о СМИ субъекта федерации, написанный Михаилом Федотовым и Виктором Монаховым, проект Федерального Закона о внесении изменений и дополнений в закон РФ «О СМИ», подготовленный Михаилом Федотовым и типовые правила аккредитации, составленные Верой Ефремовой.

Надеемся, что анализ, проведенный «Общественной экспертизой» позволит нам всем лучше сориентироваться в нелегких условиях российского медийного бездорожья, а проекты вышеназванных документов, будучи принятыми, позволят это бездорожье преодолеть.

Вверх
Страница 1
 
© Институт „Общественная Экспертиза“