На главную страницу
 
русский english

Общественная экспертиза: анатомия свободы слова (оглавление)


Условия доступа к информации

Аккредитация

Аккредитация является важным инструментом свободы доступа к информации. Взаимоотношения региональных властей и СМИ строятся на основании нормативно -правовых актов, в том числе и актах об аккредитации средств массовой информации при государственных органах и органах местного самоуправления. За основу в данном исследовании было положено федеральное законодательство, в частности Закон РФ «О средствах массовой информации» (далее Закон РФ «О СМИ») от 27.12.1991 г. (в ред. от 05.08.2000 г.), Федеральный Закон «О государственной поддержке средств массовой информации и книгоиздания в Российской Федерации» от 01.12.1995 г. (в ред. от 22.10.1998 г.), Федеральный Закон «Об экономической поддержке районных (городских газет» от 14.10.1995 г. (в ред. от 02.01.2000 г.) и Федеральный Закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 20.02.1995 г. И, конечно же, во главу угла была поставлена Конституция Российской Федерации и международные акты, ратифицированные Россией.

В большинстве субъектов Российской Федерации исполнительная и законодательная власть утвердила правила аккредитации журналистов.

Развивая и дополняя нормы федерального законодательства, правила должны были урегулировать правоотношения в сфере аккредитации на основании общих принципов, заложенных в статье 48 («Аккредитация») 1 Закона РФ «О СМИ».

В соответствии с этими основами аккредитация призвана облегчить доступ журналистов к информации о деятельности органов власти и управления, обеспечить доведение этой информации до граждан и открытость этих органов для общества, способство вать их продуктивному взаимодействию со средствами массовой информации.

Исследования «Общественной экспертизы» выявили прямо противоположные тенденции в законодательстве субъектов федерации.

В процессе работы было проанализировано 73 документа об аккредитации при законодательных и исполнительных органах власти 51 региона. Экспертиза документов об аккредитации строилась на основе анализа их соответствия букве и духу федеральных законов. Результаты анализа дали противоречивую картину: после первого этапа «Общественной экспертизы» в ряде регионов отдельные положения актов по аккредитации были изменены в соответствии с федеральным законодательством, были приняты новые правила аккредитации, но таких субъектов меньшинство. Среди них можно выделить Омскую область, законодательство которой частично изменилось, причем отличитель ной особенностью является то, что «Положение о порядке аккредитации журналистов при Администрации г. Омска» является единственным актом, представляющим право присутствовать на мероприятиях администрации неаккредитованным журналистам (по приглашению руководителя). Частично изменились правила аккредитации при Законодательном Собрании Пензенской области, при Псковском областном Собрании Депутатов и при Законодательном Собрании Тверской области; были отменены Постановление Главы г. Пензы «Об аккредитации представителей средств массовой информации при Администрации г. Пензы» и Постановление Главы Костромской области «О правилах аккредитации журналистов».

Но, несмотря на наметившуюся тенденцию к совершенствованию регионального законодательства, ни один из проанализированных актов не является полностью соответствующим федеральному законодательству.

В большинстве регионов акты, содержавшие нарушения по данным первого этапа, остались без изменений и после второго этапа.

В ряде субъектов (Ивановская область, Костромская область, Пензенская область) нормотворчество идет по прежнему пути _ принимаются новые акты, которые противоречат федеральному законодательству.

Анализ документов об аккредитации позволил выделить наиболее типичные и распространенные варианты отклонений от Закона РФ «О СМИ» и других нормативных актов.

I. Виды нарушений, связанных с предоставлением аккредитации:

1. Требование излишних сведений, в т.ч. персональных данных об аккредитуемом журналисте.

2. Дискриминация СМИ в праве на аккредитацию (в зависимости от состава учредителей, по территориальному признаку и по характеру трудовых отношений журналиста с редакцией).

3. Произвольное квотирование аккредитуемых СМИ.

4. Незаконные основания отказа в аккредитации.

5. Смешение аккредитации журналистов и деятельности лиц, не являющихся работниками СМИ.

6. Незаконные условия аккредитации.

7. Отсутствие сведений о содержании заявки редакции на аккредитацию, порядке и сроках ее рассмотрения.

8. Ограничение времени подачи заявок на аккредитацию.

9. Требование излишних сведений о редакции СМИ, претендующей на аккредитацию.

10. Усложненно-бюрократическая процедура разрешения заявок на аккредитацию.

Достаточно часто местные нормативные акты допускают совмещение и смешение понятия аккредитации журналистов и лиц, не являющихся работниками СМИ, например, сотрудников пресс-служб. Это недопустимо, поскольку именно журналистов, в соответствии с их профессиональными функциями, закон наделяет соответствующими правами и обязанностями, в том числе путем аккредитации. Ничего подобного не предусматривается для представителей пресс-служб, деятельность которых регулируется в ведомственном порядке. Учитывая связь пресс-служб с деятельностью СМИ, ее законодательная регламентация представляется необходимой, но это другая сфера регулирования. Поэтому подмена правил аккредитации распоряжением о деятельности пресс-службы является противозаконной .

Вряд ли стоит спорить относительно справедливости отказа в аккредитации редакциям сугубо специализированных изданий, например, рекламных и эротических. Если у них и возникает разовая потребность получить информацию от данного учреждения, она может быть удовлетворена в порядке обычного запроса без постоянного взаимодей ствия в виде аккредитации.

А вот запрашиваемые аккредитующим органом, помимо тематики и специализа ции, еще и сведения «о направленности» средства массовой информации на самом деле не должны влиять на решение вопроса об аккредитации. Для этого вполне достаточны сведения о СМИ, представляемые при регистрации в соответствии со ст. 10 Закона о СМИ: его тематика и (или) специализация. Объяснения же особого интереса к «направленности» СМИ желанием «не допустить, чтобы размещение в данном органе материалов аккредитующей организации не нанесло ущерб ее репутации, не причинило ей моральный и политический вред», - идут вразрез с идеей равенства прав СМИ и свободы массовой информации, с конституционным принципом идеологического многообра зия.

Нередко авторы местных «Правил» бывают особо требовательны к личности аккредитуемых журналистов. О них запрашивается множество совершенно излишних сведений. Сверх необходимых фамилий, имен и отечеств, редакцию обязывают указывать должность, возраст, образование, псевдоним, стаж работы и наличие профессионально го опыта, специализацию журналиста и даже представлять на него специальную рекомендацию _ характеристику.

Все это совершенно незаконно и не нужно. Часть этих сведений составляет охраняемую законом личную тайну. По Федеральному Закону «Об информации, информати зации и защите информации» сведения такого рода _ «персональные данные», относятся к информации с ограниченным доступом, являются конфиденциальными. Собирание и распространение этих данных в неустановленном порядке и не предусмотренных законом целях запрещено.

Конституция РФ признает право на неприкосновенность частной жизни, запрещает сбор информации личного характера, гарантирует невмешательство государственных органов в сферу личной жизни человека (ст. 23, 24).

В ряде правил наличие запрашиваемых сведений является условием рассмотрения заявки и предоставления аккредитации, а сами персональные данные служат формальным или фактическим мотивом отсева нежелательных претендентов. Например, под предлогом несоответствия специализации журналиста профилю деятельности аккредитующей организации или из-за преклонного возраста журналиста. В этих случаях имеет место недопустимое ограничение прав журналистов (нарушение ст. 1, 48, 58 Закона о СМИ и др.).

Требование указывать в заявке на аккредитацию псевдоним журналиста также неправомерно. Оно нарушает право, предусмотренное ст. 47 п. 12 Закона о СМИ, согласно которому журналист может распространять подготовленные им сообщения и материалы за своей подписью, под псевдонимом и без подписи. В ст. 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» также установлено право автора использовать произведение под своим именем, псевдонимом либо без обозначения имени, то есть анонимно. Требование раскрытия псевдонимов противоречит и ст. 150 ГК РФ.

В изученных правилах содержится ряд положений, дискриминирующих некоторые виды СМИ по различным незаконным основаниям. К числу дискриминационных относится, в частности, предоставление преимущественного права на аккредитацию местным СМИ, например, если их руководящие органы расположены в данном городе. Тем самым, другие СМИ, распространяемые по всей федерации или на территории нескольких регионов (казалось бы, более масштабные), попадают в число аутсайдеров, происходит их дискриминация по территориальному признаку, что противоречит принципу равенства, который выражен в ст. 7 Закона о СМИ.

Неприемлемым является предпочтение тех СМИ, учредителями которых являются органы государственной власти и местного самоуправления. Таким образом, аккредита ция становится менее доступной независимым от властей средствам массовой информации. Дискриминация СМИ в праве на аккредитацию в зависимости от состава учредителей нарушает ст. 48 Закона о СМИ.

По тем же основаниям незаконна дискриминация СМИ в праве на аккредитацию в зависимости от тематики и содержания СМИ. Под таким предлогом легко могут быть отсеяны оппозиционные издания, выступающие с критикой аккредитующей организации, и иные СМИ, с которыми администрация предпочитает не иметь дела и не снабжать их информацией о себе.

Любые предпочтения и ограничения в праве СМИ на аккредитацию должны быть мотивированы и обусловлены конкретными основаниями (признаками) в правилах аккредитации с тем, чтобы исключить произвольное предоставление привилегий и применение ограничений, нарушающих права прессы и журналистов. Поэтому отсутствие указанных условий в анализируемых правилах сочтено правонарушением.

Нарушением является также дискриминация в праве на аккредитацию журналистов, не состоящих в штате редакции, а работающих по временному контракту, по заданию и уполномочию редакции или постоянно сотрудничающих с ней.

Содержащееся в ряде правил положение о том, что аккредитации подлежат только журналисты, состоящие в штате редакции, ограничивает и права журналистов, имеющих установленный законом профессиональный статус (см. ст. 2 _ 16; ст. 52 ч. 2 Закона о СМИ) и права редакции, которая самостоятельно определяет, кому поручить выполнение обязанностей аккредитованного журналиста (ст. 19 и 48 Закона о СМИ).

II. Нарушение прав журналистов:

1. Ограничение доступа к несекретным документами и материалам.

2. Произвольное определение сроков аккредитации.

3. Ограничение права использовать информацию открытого характера и ограничение источников получения информации.

4. Ограничение времени посещения журналистом аккредитующей организации (аккредитация организаций).

5. Возложение на журналистов и редакции не предусмотренных законом дополнительных обязанностей

6. Требование специальной регистрации при посещении аккредитующей организации.

7. Требование раскрытия псевдонимов.

8. Ненормативные требования к журналистам, допускающим произвольное толкование и возложение обязанности информировать аккредитующую организацию о подготавливаемых материалах.

9. Возложение обязанности публиковать материалы и сообщения аккредитующей организации.

10. Требование соблюдения ненормативных актов и этических правил.

11. Включение положений, регулирующих деятельность СМИ, не относящихся к аккредитации, но ограничивающих права неаккредитованных журналистов.

12. Требование дополнительной аккредитации при проведении общероссийских или международных мероприятий.

13. Введение обязательной явки и присутствия в случае приглашения журналиста.

14. Возложение обязанности представлять в аккредитующую организацию опубликованные журналистом материалы.

В анализируемых правилах чуть ли не самой разнообразной оказалась регламентация сроков аккредитации. Изредка она ограничивалась разовым мероприятием, чаще предоставлялась на три или шесть месяцев, обычно давалась на срок до года и редко на более длительный срок.

Смысл аккредитации состоит в долговременном и устойчивом сотрудничестве органов власти и СМИ, облегчающем доступ журналистов к информации о деятельности этих органов и обеспечивающем их открытость для граждан. Указанный в правилах порядок лишает аккредитацию этого смысла. Зато администрация и пресс-службы получают очень сильное средство неправомерного влияния на редакции и журналистов. Такой порядок угрожает независимости прессы и журналистов, свободе массовой информации. Произвольное определение кратких сроков аккредитации эксперты сочли нарушением ст.ст. 1, 47, 48 Закона о СМИ.

Столь же неприемлемым является указание на обязанность журналиста пользоваться информацией, полученной только от пресс-службы аккредитующей организации, а также требование, получая какие-либо данные от сотрудников и должностных лиц, использовать только ту информацию, которая относится к служебной компетенции данного лица, а все сказанное им, что выходит за эти границы, считать «частным мнением».

К числу правонарушающих относятся правила, предусматривающие необходимость для посещения аккредитующей организации специального приглашения пресс-службы, предписывающие аккредитованным журналистам , в случае их вызова или приглашения, обязанность явки на проводимые в данном учреждении мероприятия и т.п. Здесь ситуация перевернута с ног на голову. Право журналиста на посещение аккредитующей организации (ст. 48 Закона о СМИ) превращено в его обязанность, а обязанность аккредиту ющей организации обеспечить это его право, своевременно извещая о предстоящих мероприятиях, превращено в право командовать журналистом, как подчиненным и послушным исполнителем.

Обеспечи вают зависимост ь журналистов и СМИ правила аккредитации, обязывая публиковать материалы и сообщения аккредитующей организации, представлять копии уже опубликованных материалов и, наконец, информировать аккредитующую организацию о готовящихся публикациях.

В соответствии со ст. 35 Закона о СМИ редакция обязана публиковать бесплатно и в предписанный срок лишь вступившее в законную силу судебное решение об опубликова нии такового и сообщение регистрирующего органа, касающееся данной редакции, а также материалы, обязательная публикация которых прямо предусмотрена российским законодательством.

К числу последних относятся, например, сообщения избирательных комиссий и материалы предвыборной агитации, распространяемые в государственных и муниципальных СМИ в порядке, установленном Федеральным Законом «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Однако приведенные положения никакого отношения к аккредитации не имеют.

Также обстоит с требованием, обязывающим СМИ публиковать материалы аккредитующей организации, даже если она является учредителем данного СМИ. Хотя по закону такая обязанность может быть предусмотрена уставом или заменяющим его договором между редакцией и учредителем, однако обязательственные отношения между редакцией и учредителями СМИ имеют силу только для них вне всякой связи с аккредитацией и не имеют никакого отношения к другим СМИ, их правовому положению в данной области. Поэтому включение в правила аккредитации общего требования, обязывающего редакцию публиковать материалы и сообщения аккредитующей организации _ недопустимо.

Возложение на журналиста обязанности представлять аккредитующей организации опубликованные им материалы также представляется недопустимым. Может быть, и было желательным включение аккредитующей организации в редакционный перечень обязатель ной рассылки, но этот вопрос делового сотрудничества вряд ли требует жесткой регламента ции. Тем более, когда такая обязанность вменяется лично журналисту. Она чревата возникновением атмосферы подчиненности, подконтрольности, подотчетности и зависимости журналиста перед чиновниками пресс-службы. А это уже угрожает профессиональной самостоятельности и законным правам журналистов (ст.ст. 47, 58 Закона о СМИ), поэтому такая обязанность журналиста признается нами юридически неприемлемой.

Завершает эту серию противоправных норм возложение на журналиста обязанности ставить в известность аккредитующую организацию о готовящихся к публикации материалах. Здесь уже не намек на цензуру, а это та самая цензура и есть.

III. Нарушения в деятельности аккредитующей организации:

1. Отсутствие обязанности извещать журналистов о мероприятиях аккредитующей организации.

2. Отсутствие обязанности предоставления журналистам протоколов, стенограмм и иных документов аккредитующей организации.

3. Отсутствие обязанности создания журналистам благоприятных условий для работы.

Данные положения, обязывающие аккредитующую организацию, должны быть включены в текст правил аккредитации журналистов в соответствии с требованиями ст. 48 Закона РФ «О СМИ».

IV. Нарушения, связанные с лишением аккредитации:

1. Не предусмотрен порядок обжалования действий аккредитующей организации.

2. Незаконные основания и порядок лишения аккредитации.

3. Незаконное приостановление аккредитации.

4. Незаконное лишение редакции СМИ права на аккредитацию журналистов.

5. Незаконные основания ограничения аккредитации.

Множество различных оснований предусмотрено в нормах Правил, касающихся лишения аккредитации. Угрозой лишиться источника общественно-значимой информации намного легче держать журналистов «в узде». Сказанным объясняется обилие незаконных оснований и процедур, придуманных для этого авторами правил аккредитации.

Как известно, Закон предусматривает два основания лишения журналиста аккредитации: если им или редакцией нарушены правила аккредитации либо распростра нены сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь и достоинство организации аккредитовавшей журналиста, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда (ст. 48 Закона о СМИ). Иные основания применения такой меры сокращают объем прав и свобод, предоставленных прессе и журналистам.

Первое из предусмотренных Законом оснований (нарушение правил аккредита ции) вовсе не предполагает неограниченного установления запретов и предписаний. В этой связи подчеркнем, что формальное нарушение какого-либо пункта этих правил не может служить достаточным основанием лишения аккредитации, для этого еще необходимо, чтобы нарушенная норма была легитимной, т.е. полностью соответствовала и ни в чем не противоречила федеральному законодательству. В противном случае лишение аккредитации незаконно и подлежит отмене, в том числе и в судебном порядке. В этой связи напомним еще раз, что действия и решения государственных и общественных институтов и должностных лиц правомерны, только если они прямо предусмотрены законом.

Мы уже говорили о возложении на аккредитованных журналистов не предусмотрен ных законом обязанностей. Отрицательные последствия состоят и в том, что невыполнение таких обязанностей становится основанием для лишения аккредитации. Таковы, например, неявка на мероприятие аккредитующей организации «по неуважительным причинам», либо систематические «прогулы», или «неоднократное нарушение норм поведения в общественных местах» или вообще любые нарушения российского законодательства. Даже более конкретные указания на нарушения Закона о СМИ, в частности, ст.ст. 4 и 51, представляются неправильными, ибо лишение аккредитации не предусмот рено в качестве санкции за злоупотребление свободой информации и правами журналиста в порядке ст. 59 Закона о СМИ. Для этих случаев установлена иная ответственность и иной порядок ее применения.

Теперь по поводу второго предусмотренного законом основания. Оно безгранично расширено в правилах аккредитаций.

Определяя в качестве оснований лишения аккредитации необъективное освещение деятельности учреждения, искажение информации о событии, распространение сведений, порочащих аккредитующую организацию и наносящих ей или ее сотрудникам моральный и политический вред и т.п., составители правил присваивают себе принадлежащее суду право, оценивая журналистскую продукцию, принимать (в одностороннем порядке) юридически значимые решения, делая это по своему усмотрению и по совершенно неопределенным критериям (что такое, например, моральный и политический вред?).

Рассмотренные выше ненормативные понятия здесь также используются в качестве оснований лишения журналистов аккредитации. Таковы положения о «нарушении норм журналистской этики», «совершении поступков, несовместимых с моральными нормами» и пр.

Известно, что моральные нормы, включая профессиональные, в отличие от правовых, многозначны, относительны, зависимы от социальной ситуации и нравственной позиции личности, допускают несовпадение этических суждений по одному и тому же вопросу. Поэтому и оценки по указанным критериям могут быть субъективны, спорны, что делает их непригодными в качестве оснований юридически значимых решений и действий.

Воспроизводя с различными вариациями и многочисленными дополнениями положение о распространении не соответствующих действительности, порочащих сведений, как основании лишения аккредитации, составители правил лукаво опускают важнейшее требование закона об обязательности подтверждения данного факта судебным решением. Взамен этого устанавливается незаконная процедура принятия решения: большинством депутатов представительного органа, голосами одной трети депутатов, по распоряжению руководства аккредитующей организации либо по указанию пресс-служ бы и т.п., что делает журналистов беззащитными от административного произвола.

Многие правила вводят не предусмотренную никаким законом такую меру, как приостановление аккредитации , а также лишение редакции права на аккредитацию за нарушения, допущенные ее аккредитованным представителем. По закону, аккредитации лишается сам нарушитель , а не редакция , которая вправе его заменить другим журналистом.

С учетом сказанного, представляется обязательным указание в правилах порядка обжалования решений и действий в отношении журналистов аккредитующей организации и ее должностных лиц. Значимость такого положения обусловлена тем, что право на обжалование любого действия и решения любого органа и должностного лица, в том числе и в судебном порядке и в международных органах, является неотъемлемым правом, закрепленным в Конституции РФ и в международно-правовых актах. Отсутствие соответствующих положений в правилах является нарушением, поскольку это может затруднить своевременное устранение нарушений, отмену необоснованных решений и пресечение незаконных действий в отношении аккредитованных журналистов.

Анализ документов и обобщение показателей позволили выделить регионы, в которых правила аккредитации ущемляют права журналистов, причем данные акты отразили политику и законодательных, и исполнительных органов власти регионов по отношению к средствам массовой информации.

К их числу можно отнести: Удмуртскую республику («Положение о правилах аккредитации представителей средств массовой информации при Государственном Совете Удмуртской Республики», «Положение о порядке аккредитации представите лей средств массовой информации в администрации г. Ижевска», «Порядок аккредитации журналистов при Городской Думе Ижевска», «Положение о порядке аккредитации представителей средств массовой информации при администрации г. Глазова» и «Правила аккредитации журналистов при Объединенном Совете депутатов г. Глазова» содержат 33 нарушения), Волгоградскую область («Положение об аккредитации журналистов средств массовой информации при Волгоградской областной Думе», «Положение об аккредитации журналистов при администрации г. Волгограда», «Правила аккредитации журналистов средств массовой информации при Администрации Волгоградской области» содержат 24 нарушения) и Калининградскую область («Положение об аккредитации представителей средств массовой информации при Администрации Калининградской области» и «Положение об аккредитации представителей средств массовой информации при Городском Совете Депутатов Калининграда» содержат 17 нарушений).

Необходимо выделить «Правила аккредитации журналистов средств массовой информации при Парламенте Республика Калмыкия» и Постановление Парламента Республики Калмыкия «Об аккредитации журналистов средств массовой информации в 2000 году». Первый акт не допускает возможности аккредитации журналистов негосударственных СМИ и к тому же значительно ограничивает права тех журналистов, кому аккредитация все же может быть предоставлена. Практически весь документ противоречит федеральному законодательству и Конституции и не содержит ряда необходимых положений, предусмотренных ст. 48 («Аккредитация») Закона РФ «О СМИ». Второй акт по сути не является правилами аккредитации, но содержит две нормы, ее регламентирующие и противоречащие федеральному законодатель ству. Общая направленность содержания и дух документов Калмыкии настолько противоречат требованиям федерального законодательства, что они не могут быть оценены по той же системе, что и другие документы. Их цель прямо противополож на тем принципам, которые заложены в федеральном законодательстве о средствах массовой информации.

Все нарушения, выявленные в процессе анализа региональных нормативно-пра вовых актов по аккредитации, нашли свое отражение в таблице, приводимой ниже. В таблице выделены 3 графы: виды нарушений, частота встречаемости данных нарушений и регионы, в законодательстве которых содержатся эти нарушения. Обобщение было проведено путем объединения сходных нарушений в 36 групп. Частота встречаемости нарушений определялась , исходя из анализа всех пунктов правил аккредитации, существующих в регионе, поэтому число нарушений может превышать число регионов.

Нарушения в сфере аккредитации

Нарушения в сфере аккредитации
Нарушения в сфере аккредитации
Нарушения в сфере аккредитации
Нарушения в сфере аккредитации
Нарушения в сфере аккредитации
Нарушения в сфере аккредитации

В ходе первого и второго этапов «Общественной экспертизы» было проанализирова но множество правил об аккредитации, среди которых не было ни одного документа, соответствовавшего федеральному законодательству. По окончании первого этапа к нам поступило множество запросов от органов представительной и исполнительной власти субъектов по поводу содержания правил аккредитации В связи с этим в рамках проекта были разработаны типовые правила аккредитации журналистов средств массовой информации, регламентирующие основные вопросы аккредитации и рекомендуемые органам власти субъектов в качестве основы для принятия дальнейших актов по аккредита ции (см. Приложение № 3).

Ответы на запросы информации

Статьями 38, 39, 40 Закона РФ «О средствах массовой информации» утверждается право редакции СМИ запрашивать информацию о деятельности государственных органов и их должностных лиц, обязанность которых - своевременно предоставить запрашиваемую информацию в пределах их компетенции.

Кроме того, законом «О государственной тайне» и законом «Об информации, информатизации и защите информации» определен перечень сведений, который не может быть засекречен, следовательно, закрыт от общества. Не подлежат засекречиванию сведения:

«о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;

о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности;

о привилегиях, компенсациях и льготах, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям и организациям;

о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;

о размерах золотого запаса и государственных валютных резервах Российской Федерации;

о состоянии здоровья высших должностных лиц Российской Федерации;

о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами».

«Должностные лица, принявшие решение о засекречивании перечисленных сведений либо о включении их в этих целях в носители сведений, составляющих государственную тайну, несут уголовную, административную или дисциплинарную ответственность в зависимости от причиненного обществу, государству и гражданам материального и морального ущерба». (Закон РФ «О государственной тайне», раздел III «Засекречивание сведений и их носителей», статья 7).

Не относятся к информации с ограниченным доступом:

«законодательные и другие нормативные акты, устанавливающие правовой статус органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, а также права, свободы и обязанности граждан, порядок их реализации;

документы, содержащие информацию о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, об использовании бюджетных средств и других государственных и местных ресурсов, о состоянии экономики и потребностях населения, за исключением сведений, отнесенных к государственной тайне;

документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов: информаци онных системах органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан». (Закон «Об информации, информатизации и защите информации», статья 10 «Информационные ресурсы по категориям доступа», п. 3).

Вот та законодательная база, на которой в проекте был основан и использован четвертый инструмент исследования - тестовые информационные запросы.

Ряд центральных и региональных СМИ осуществил двухэтапную рассылку информационных запросов высшим должностным лицам 87 из 89 субъектов Российской Федерации (исключение составили Чеченская республика (оба этапа) и Республика Ингушетия (II этап). В этой акции приняли участие «Новая газета» (7 запросов), «Независимая газета» (3 запроса), информационно-справочное издание «Спрос» (3 запроса), журнал «В мире животных» (3 запроса), «Российская газета» (1 запрос), а также местные печатные и электронные СМИ.

В результате был направлен 1871 запрос. Поступило 832 ответа, в том числе 420 полных и своевременных в соответствии с законом о СМИ.

Запросы, несмотря на заложенный в них авторами проекта тестовый элемент, по своему содержанию представляли серьезные журналистские расследования по ряду проблем, которые интересуют все сообщество. Они принципиально не касались предметов, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну. Тем не менее, в очень немногих регионах местные власти _ администрации и законодательные собрания, прокуратуры и суды, органы управления внутренних дел и юстиции, судебные департаменты, департаменты здравоохранения и образования и т.д. _ отреагировали в срок на эти запросы редакций.

 

 

 

 

 

 

 



По результатам двух этапов обращения с информационными запросами СМИ к высшим должностным лицам в республиках Карелия, Коми и Удмуртия, а также в областях: Курганской, Ярославской, Тульской, Камчатской, Орловской, Самарской, Пермской, Пензенской, Кировской, Ивановской и Вологодской местные органы власти предоставили редакциям информацию в близком к предписанному режиме, т.е. большинство чиновников ответили на запросы в соответствии с законом о СМИ.

В 44 субъектах федерации государственные органы имеют традицию скорее реагировать, чем не реагировать на запросы СМИ. Речь идет о республиках Татарстан, Бурятия, Мордовия, Тыва и Башкортостан; Московской, Читинской, Новгородской, Мурманской, Калужской, Иркутской, Рязанской, Кемеровской, Владимирской, Амурской, Ленинградской, Сахалинской, Омской, Смоленской, Нижегородской, Калининградской, Волгоградской, Астраханской, Тюменской, Томской, Тверской, Свердловской, Ростовской, Псковской, Оренбургской, Курской, Ульяновской, Тамбовской областях; Еврейской автономной области, Коми-Пермяцком, Эвенкийском, Ямало-Ненецком, Усть-Ордынском Бурятском и Корякском автономных округах; Краснодарском, Алтайском и Приморском краях и городах Москве и Санкт-Петербурге. В этих регионах большая часть чиновников ответила на информационные запросы.

В 29 регионах большинство органов власти не имеют традиции отвечать на информационные запросы СМИ и фактически отказывают редакциям в информации, представляющей общественный интерес. Несомненным «лидером безответности» является республика Саха (Якутия), где из 18 чиновников 15 проигнорировали запрос. Лишь на шаг «отстают» республики Адыгея, Алтай, Калмыкия, Марий Эл, Дагестан, Северная Осетия-Алания, Чувашия, Хакасия, а также Кабардино-Балкарская и Карачаево-Черкесская республики; Красноярский, Ставропольский и Хабаровский края; Архангельская, Белгородская, Брянская, Воронежская, Костромская, Липецкая, Магаданская, Новосибирская, Саратовская и Челябинская области; Агинский Бурятский, Ненецкий, Таймырский, Чукотский и Ханты-Мансийский автономные округа. В этих регионах ответ на запрос _ скорее исключение из правила, ибо три четверти чиновников игнорируют запросы.

Как показало исследование, существует целый ряд тем, закрытых представителями региональных властей для общества.

Наиболее «закрытая» тема - положение дел в следственных изоляторах. Содержанием запроса на эту тему стали следующие вопросы:

- общее число лиц, содержащихся в следственных изоляторах временного содержания органов внутренних дел;

- общая площадь камер следственных изоляторов, предназначенных для содержания лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений;

- средняя продолжительность содержания в следственных изоляторах подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

На первом этапе запрос о следственных изоляторах (июнь 1999 г., «Новая газета») был разослан руководителям МВД (УВД) 88 регионов. От местных властей пришло 16 ответов, что составляет 18% от общего числа запросов.

Из полученных ответов 4 лишь частично раскрывают запрашиваемую информацию, и шесть ответов представляют собой уведомление об отсутствии следственных изоляторов в регионе (т.е. из полученных ответов следует, что в шести регионах отсутствуют следственные изоляторы).

В 72 регионах (82%) отказались предоставить информацию по данному запросу. Чиновники отказываются предоставлять сведения, ссылаясь при этом на то, что такого рода информация:

- является служебной и относится к категории ограниченного распространения согласно приказа МВД России № 825 ДСП от 15.12.97 г. (Министр внутренних дел Республики Адыгея Р.Х. Кубов, Начальник УВД Пензенской области А.Д. Гуляков );

- носит закрытый характер и в документах значится как ДСП. (Начальник УВД Брянской области В.А. Фесунов);

- запрашиваемые сведения относятся к служебной информации ограниченного распространения, и оглашению в СМИ не подлежит (Министр внутренних дел Республики Башкортостан Р.У. Диваев, Министр внутренних дел Республики Алтай А.В. Бердников, Начальник УВД Кировской области А.М. Розуван);

- сведения выдаются только по согласованию с МВД РФ (Министр внутренних дел Республики Калмыкия Э.У. Бакланов, Министр внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики Х.А. Шогенов).

Как уже отмечалось, запрашиваемые сведения не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию.

Из полученных ответов складывается весьма неприглядная картина: в некоторых регионах количество содержащихся в следственных изоляторах временного содержания значительно превышает установленные нормы. Возможно, именно по этой причине информацию о состоянии дел в следственных изоляторах отказались представить в 72 регионах из 88 запрашиваемых.

С другой стороны, анализируя степень «закрытости» данной информации, нельзя не учитывать и следующее обстоятельство: запросы были направлены в УВД регионов, но следственные изоляторы органов внутренних дел переданы в ведение Министерства юстиции России в соответствии с Указом президента РФ № 904 от 28.07.98 г. «О передаче учреждений исполнения наказания МВД РФ в ведение Министерства юстиции России». Ссылаясь на данный Указ, отказались отвечать Министр внутренних дел Республики Карелия И.Б. Юнаш, Министр внутренних дел Республики Бурятия И.И. Калашников, Министр внутренних дел Карачаево-Черкесской Республики В.В. Шевченко, Начальник УВД Алтайского края В.А. Вальков, Начальник ГУВД Краснодарского края А.Г. Сапрунов, Начальник УВД Астраханской области А.Т. Волкодав, Начальник ГУВД Кемеровской области А.В. Виноградов, Начальник УВД Новосибирской области А.Н. Соинов, Начальник УВД Омской области В.Я. Камерцель, Начальник УВД Орловской области И.П. Савченко, Начальник ГУВД Пермской области В.Г. Сикерин. Данное обстоятельство не снимает проблемы, поскольку на момент запроса руководители МВД располагали необходимой для ответа информацией.

Полная информация по запросу содержится лишь в 6 ответах. Таким образом, удельный вес ответов, содержащих запрашиваемые сведения, составляет всего 7%.

Запрос о следственных изоляторах и на втором этапе (февраль 2000 г., «Независи мая газета») сохранил статус наиболее «закрытой» информации. Он содержал те же вопросы, однако адресовался руководителям управлений Министерства юстиции РФ.

От местных властей пришло 12 содержащих сведения ответов, что составляет 14% от общего числа запросов. Из полученных ответов 5 (6%) лишь частично раскрывают запрашиваемую информацию, не сообщая количества заключенных и ссылаясь при этом на принадлежность данной информации другому ведомству (МВД), и четыре ответа (5%) не содержат информации по причине отсутствия в данных регионах следственных изоляторов.

В 74 регионах (86%) отказались предоставить информацию по данному запросу.

Чиновники отказываются предоставлять сведения, ссылаясь при этом на то, что такого рода информация:

- может быть представлена только вышестоящим соответствующим компетентным органам по их непосредственным запросам (Начальник УИН по Республике Коми В.М. Урявин);

- является служебной и относится к категории «Для служебного пользования» согласно приказу МВД России № 825 ДСП от 15.12.97 г. для получения информации необходимо обращаться в ГУИН МЮ России (Начальник УИН МЮ РФ по Магаданской области И.П. Пилипенко; Начальник УИН МЮ РФ по Томской области, полковник внутренней службы А.А. Сальников);

- сведения могут быть предоставлены только при наличии письменного разрешения ГУИН МЮ России (Начальник УИН МЮ РФ по Владимирской области, полковник внутренней службы В.П. Шляхов; Начальник УИН МЮ РФ по Псковской области, полковник внутренней службы А.П. Кирпиченко);

- данная информация находится в ведении ГУИН МЮ России (Первый заместитель начальника ГУИН по Республике Башкортостан Д.Х. Шакиров; Заместитель начальника УИН МЮ РФ по Ставропольскому краю М. Кривенко; Начальник УИН МЮ РФ по Пензенской области А.А. Довыденко; Начальник Управления юстиции Ярославской области, государственный советник юстиции 3 класса И.И. Гасюков; Начальник УИН МЮ РФ по Республике Карелия А.Н. Сафонов; Начальник УИН по Московской области, генерал-майор внутренней службы А.И. Волох; Начальник ГУИН МЮ РФ по Ростовской области, генерал-майор внутренней службы А.П. Лызь; Начальник ГУИН МЮ РФ по Самарской области В.Ф. Сазонов);

- сведения о содержании и движении лиц, заключенных под стражу в следственных изоляторах, являются служебными сведениями ограниченного распространения, для получения информации необходимо обращаться в ГУИН МЮ России (И.о. начальника УИН МЮ РФ по Республике Северная Осетия-Алания, полковник внутренней службы В.С. Газаев; Начальник УИН по Вологодской области Ю.С. Белков; Начальник ГУИН по Иркутской области, генерал-лейтенант внутренней службы Б. Гроник; Начальник УИН МЮ России по Калужской области, полковник внутренней службы А.В. Кравченко; Первый заместитель начальника ГУИН МЮ России по Санкт-Петербургу и Ленинград ской области Н.А. Рулев);

- следственные изоляторы, предназначенные для содержания лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не подчинены и не подотчетны территориаль ным органам Министерства юстиции (Начальник УИН МЮ РФ по Амурской области, полковник внутренней службы Ю.М. Герасимов; Заместитель начальника Управления юстиции администрации Астраханской области М.В. Хашкин; Начальник Управления юстиции Читинской области Ю.П. Коберский; Начальник Управления юстиции Ямало-Ненецкого автономного округа А.Б. Быков);

- «в соответствии с Положением ГУИН Минюста России все подразделения уголовно-исполнительной системы являются структурными подразделениями главка. В связи с этим все вопросы повседневной жизнедеятельности необходимо решать через ГУИН Минюста России» (Начальник УИН МЮ РФ по Курганской области В.Ф. Злодеев);

- «в силу своей компетенции управление юстиции Курской области указанными сведениями не располагает» (Начальник управления юстиции администрации Курской области А. Маслов).

Запросы направлялись в региональные управления министерства юстиции РФ, в 36 регионах запросы были переадресованы «по подведомственности» в управления исполнения наказания, из них 23 запроса осталось без ответа.

Полную информацию содержат лишь 3 ответа, что составляет всего 3% от общего числа запросов.

Таким образом, сравнительный анализ результатов двух этапов рассылки информационных запросов позволяет сделать вывод о том, что тема следственных изоляторов остается стабильно «закрытой» для общества.

Второе место по «закрытости» в запросах удерживает «финансовая» тема. Имеется в виду, в первую очередь, запрос о доходах главы администрации (I этап, июнь 1999г., «Новая газета»).

Руководствуясь Порядком предоставления сведений о доходах и имуществе лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, общероссийским СМИ, утвержденным Указом Президента РФ от 15 мая 1997 г. № 484, редакция «Новой газеты» запрашивала у глав администраций субъектов федерации информацию о совокупном годовом доходе главы администрации и о количестве дней, проведенных им в командировках за пределами области в 1998 году.

Из 88 запросов 74 (84%) оставлено без ответа. От глав администрации пришло лишь 14 ответов (16%), из них полная информация содержалась лишь в 10 ответах, что составляет 11% от общего числа запросов. Ответы в соответствии с законом о СМИ поступили из республики Ингушетия, Тыва, Костромской, Мурманской, Новгородской и Новосибирской областей. Несвоевременно предоставили запрашиваемую информацию руководители администраций Вологодской и Тульской областей, Коми-Пермяцко го автономного округа и г. Москвы.

Закрытую местными властями «финансовую» тему затронул целый ряд запросов:

- о местном бюджете и его отдельных статьях (I и II этапы);

- о привилегиях, компенсациях и льготах, предоставленных государственными органами.


О местном бюджете и его отдельных статьях

(II этап, февраль 2000 г., «Независимая газета»)

Всего на тему региональных бюджетов было разослано 174 запроса. Из них 87, адресованные главам администраций, запрашивали информацию:
- о текущей задолженности администрации субъекта федерации;

- о поступлении средств в распоряжение администрации субъекта федерации;

- о направлениях расходования средств администрацией.

Полностью сведения предоставили лишь в 10 регионах, что составляет 12%. Это администрации республики Карелия, а также областей Амурской, Астраханской, Курганской, Пензенской, Пермской, Свердловской, Тамбовской, Тверской и г. Москвы. Частично информация содержалась в 3 ответах (3%), присланных администрациями республики Башкортостан, Калужской и Липецкой областей. В 74 регионах (85%) главы администрации отказались отвечать на запрос.

Еще 87 запросов были адресованы руководителям финансовых ведомств при администрациях регионов и касались предоставления бюджетных кредитов: кому, на какие сроки и на каких условиях были предоставлены кредиты.

Такая информация оказалась менее «закрытой», чем оборот денежных средств в администрациях, и запрашиваемые сведения в полном объеме представили 20 регионов (23%): республики Калмыкия и Удмуртия; Амурская, Волгоградская, Камчатская, Кировская, Оренбургская, Пермская, Тамбовская, Воронежская, Ивановская, Калининградская, Курганская, Ленинградская, Московская, Пензенская Ярославская области; г. Санкт-Петер бург, Красноярский край и Коми-Пермяцкий автономный округ.

66 запросов (76%) чиновники оставили без ответа. В это число вошло 6 формальных ответов или отписок и столько же отказов предоставить информацию.

В качестве примеров чиновничьей отписки приведем два:

- ответ заместителя министра финансов республики Башкортостан А.Р. Гаскарова, из которого следует, что «указанные средства предоставлялись до конца финансового года на возмездной и безвозмездной основе в соответствии с решениями Кабинета Министров Республики Башкортостан»;

- ответ начальника финансового управления администрации Рязанской области Е.М. Федосовой, где, ссылаясь на передачу финансовых органов области в ведение администрации Рязанской области, г-жа Федосова просит «все запросы, непосредственно касающиеся финансовой деятельности Рязанской области, направлять в адрес администрации Рязанской области».

Отказ предоставить запрашиваемую информацию мотивируется по-разному.

- Из ответа министра финансов республики Марий Эл П.С. Ведерникова следует, что «интересующая газету информация относится не к деятельности органов государственной власти Республики Марий Эл и их должностных лиц, а является информацией об исполнении республиканского бюджета Республики Марий Эл. Запрашивае мая информация является служебной и распространению не подлежит».

- Первый заместитель министра финансов Ставропольского края Ю.В. Плотников, ссылаясь на постановление Губернатора Ставропольского края «Об утверждении временного перечня сведений, составляющих служебную информацию ограниченного распространения», утверждает, что «сведения о бюджетных кредитах относятся к служебной информации ограниченного распространения в Правительстве Ставропольс кого края и администрации Губернатора Ставропольского края, ограничение на распространение которой диктуется служебной необходимостью».

- Заместитель Губернатора Мурманской области, руководитель департамента финансов С.А. Никитаев сообщает, что, рассмотрев «просьбу» (запрос) главного редактора «Независимой газеты» о предоставлении сведений, считает «нецелесообразным ее выполнять, поскольку запрашиваемые данные не предусмотрены установленными формами отчетности по исполнению консолидированного бюджета области и т.д.»

- Первый заместитель министра финансов Ростовской области И.Ю. Гордиенко, основываясь на том, что «минфин области в строгом соответствии с законодатель ством РФ передает в предусмотренных случаях отчетные данные об исполнении бюджета для публикации в средства массовой информации и органы статистики по установленным формам», полагает, что «предоставление аналогичных данных по запросам сторонних организаций в ином формате не входит в обязанности работников министерства финансов области и является для них дополнительным объемом работы».

- Начальник департамента финансов, заместитель Губернатора Вологодской области Г.С. Изотова, заверив редактора «Независимой газеты» в том, что «департамент финансов администрации Вологодской области заинтересован в развитии конструктивного сотрудничества со средствами массовой информации», настаивает: «До предоставления запрашиваемой информации, просим сообщить подробнее, для каких целей в дальнейшем будет использован комплексный анализ системы предоставления кредитов в регионах России, кем из специалистов осуществляется анализ и о возможности предоставления сводной информации департаменту финансов администрации Вологодской области».

- Начальник финансового управления администрации Астраханской области Н.Д. Евлашев мотивирует свой отказ ответить на запрос тем, что «предоставление запрашиваемой информации противоречит условиям заключенных Администрацией области кредитных договоров, что влечет за собой применение значительных штрафных санкций».

Таким образом, по суммированным данным двух запросов 140 высших должностных лиц (80%) из 174-х, не ответив на означенные запросы или прислав формальный ответ, препятствуют свободному доступу общества к информации о распределении бюджетных средств.


О привилегиях, компенсациях и льготах, предоставленных государственными органами

(I этап, июнь 1999г., местные СМИ)

Адресатами запросов стали государственные и муниципальные служащие. Из 62 запросов на эту тему 43 запроса (69%) оставлено без ответа на заданные вопросы. Информация содержалась лишь в 18 ответах, что составляет 29% от общего числа запросов.

Данная категория запросов включает в себя две составные части:

Часть запросов содержала вопросы о привилегиях и компенсациях для руководящих ветвей власти: льготы для аппарата правительства, для сотрудников администрации, привилегии для депутатов, для председателя Думы, и т.п.

По данной категории разослано 24 запроса, 21 из них (88%) оставлен без ответа. На запрос о финансировании командировок, а также о денежном содержании и декларированных доходах депутатов региональных законодательных органов не ответили должностные лица в республиках Карелия и Хакасия, в Приморской крае, Волгоградской, Костромской, Пермской, Челябинской областях, а также в Ненецком автономном округе. На запрос о денежном содержании, заграничных командировках, прикрепленном служебном транспорте, доходах и льготах по налогообложению руководителей местных администраций не ответили в республике Марий Эл, Краснодарском крае, Кировской, Ленинградской, Московской, Новосибирской, Оренбургской и Саратовской областей. Формально на запросы ответили региональным СМИ в Мордовии и Удмуртской республике, а также в Тверской, Владимирской и Читинской областях.

Лишь в трех регионах журналисты получили полную исчерпывающую информацию на свои запросы: о доходах и содержании депутатов Архангельского областного Собрания, о ссудах, пособиях, кредитах и иных видах денежной помощи для приобретения жилья сотрудникам администрации Мурманской области и о льготах для представите лей Клинского районного Совета депутатов Московской области, что составляет всего 12% от общего количества направленных запросов.

Другая часть запросов затрагивала проблемы социальной защиты населения. Были поставлены вопросы о льготах и компенсациях для участников и инвалидов ВОВ, ветеранов войны в Чечне и Афганистане и их семей, о компенсации расходов на приобретение литературы учителям, о компенсации расходов на проезд и на приобретение лекарственных средств для социально неблагополучных слоев населения, о повышении пенсии и социальной защите пенсионеров, а также вопросы о предоставлении кредитов для населения и предприятий региона.

Из 38 запросов 22 (58%) оставлено без ответа. На запрос о льготах и компенсациях для пенсионеров, участников ВОВ и инвалидов не ответили в республиках Алтай и Северная Осетия-Алания, в Ставропольском крае, в Московской (г. Подольск), Нижегородской, Смоленской и Тюменской областях, а также в Еврейской автономной области и в Ненецком автономном округе. На запрос о детских пособиях не ответили в Астраханской, Курской, Омской областях; о льготах для предприятий - в Воронежской, Калининградской, Тамбовской (на два запроса) областях; о предоставлении бюджетных кредитов частным и юридическим лицам - в республике Тыва и в Томской области, о льготах для сотрудников УВД _ в Кемеровской области, о льготах и привилегиях для почетных граждан _ в Калужской области.

Формально ответили на запросы о льготах для сотрудников МВД в Удмуртской республике и о льготах для физических и юридических лиц _ в Пензенской области.

Полностью запрашиваемая информация раскрыта лишь в 15 ответах. Они поступили из республик Башкортостан и Бурятия, Алтайского, Красноярского и Хабаровского краев, Ивановской, Камчатской, Курганской, Ленинградской, Новгородской, Саратовской, Сахалинской и Свердловской областей, а также из Санкт-Петербурга и Эвенкийского автономного округа.


О местном бюджете и его отдельных статьях

(I этап, июнь 1999 г., местные СМИ)

Разница в сути «бюджетных» запросов I и II этапов невелика: все они касались расходной части бюджетов. Однако принципиально важно другое: на I-ом этапе информацию о бюджетных расходах запрашивали не центральные, а «свои», местные СМИ. Тот факт, что результат оказался примерно одинаковым, показывает, как упорно нежелание властей вступать в диалог с прессой вообще и по поводу расходования государственных средств, в частности.

Запросы на «расходную» тему предназначались руководителям высших органов законодательной и исполнительной власти в регионах. Местными СМИ был направлен 81 запрос. Из них 47 (58%) оставлены чиновниками без внимания. К ним примыкает один (1%) отказ в предоставлении информации. 5 ответов (6%) оказались формальными отписками, 3 (4%) ответа содержали неполную информацию и только 25 ответов (31%) раскрывали запрашиваемую информацию в полном объеме.

Не ответили на запросы о налогах и сборах в республике Алтай, о расходовании бюджетных средств на молодежную политику в Башкортостане, о расходах бюджета, связанных с реорганизацией редакций газет, в республике Марий Эл, об утвержденных правительством проектах внешнеэкономического характера в Северной Осетии-Алании, о задолженностях по заработной плате работникам образования и о расходах на культуру, в частности, на СМИ на татарском языке в Татарстане, о финансировании социально значимых сфер в Алтайском крае, о финансировании образования и культуры в Краснодарском крае, о средствах на содержание штата администрации и нецелевом использовании бюджетных средств, а также о выплате долгов бюджетникам по заработной плате в Красноярском крае, о средствах, выделенных из бюджета на выполнение программы «Туберкулез» в Амурской области, о финансировании здравоохранения в Астраханской и Челябинской областях, о сборах от продажи спиртного, финансирова нии радиостанции, нецелевом использовании средств экологического фонда, об улучшении жилищных условий местных депутатов в Брянской области, о расходах федеральных учреждений во Владимирской области, об акцизах на ликеро-водочную продукцию, о возвращении в бюджет средств, выделенных на строительство собора в Воронежской области, о средствах, потраченных на реализацию «английского проекта» по хлопку в Ивановской области, о финансировании сноса ветхого жилья в Кемеровской области, о голосовании за 5%-ный налог: сколько «за» и сколько «против» голосов депутатов в Кировской области, о содержании штата администрации в Костромской и Сахалинской областях, о финансировании Фонда милиции в Курской области, о расходах, связанных с празднованием юбилея А.С. Пушкина, в Ленинградской и Нижегородской областях, о расходной части бюджета в Магаданской области, о финансировании детских оздоровительных лагерей в Московской области, о детских пособиях в Мурманской области, о финансировании СМИ в Вологодской, Новосибирской и Ростовской областях, о средствах на содержание управленческого аппарата в Оренбургской области, о покрытии дефицита бюджета в Псковской области, о финансировании ТВ в Рязанской области, о задолженностях по заработной плате, пенсиям и детским пособиям в Саратовской области, о завышении платы за «бюджетный» телефон в Тверской области, об объемах жилищного строительства по всем видам финансирования в Коми-Пермяцком округе, о бюджетных расходах в Ненецком автономном округе.

Формально ответили, не предоставив запрашиваемую информацию, о финансирова нии образования в Архангельской области, о банковских кредитах под поручительство бюджета в Липецкой области, о командировочных расходах представительной власти в Пермской области, о погашении задолженности по ссудам в бюджет некоторыми предприятиями в Коми-Пермяцком округе, об исполнении бюджета республики за четыре с половиной месяца 1999 г. с указанием количества поступлений собственных доходов и федеральных трансфертов в Марий Эл.

Частично предоставили запрашиваемую информацию о трансфертах из федерального бюджета в Приморском крае, о финансировании театров, художественной галереи и заработной платы работников искусств, о финансировании СМИ в Смоленской области.

Ответили в соответствии с законом о СМИ в республике Мордовия, Удмуртской республике, Ставропольском крае, Брянской, Волгоградской Калининградской, Калужской, Курганской, Ленинградской, Нижегородской Новгородской, Орловской, Ростовской, Томской областях, в Санкт-Петербурге и Еврейской автономной области.

Запрос о деятельности судов (II этап: апрель 2000 г., «Российская газета») обнаружил стремление чиновников «замолчать» судебную статистику.

86 запросов было направлено в региональные управления Судебного Департамента при Верховном Суде РФ. Запрашивались следующие сведения:

1. Сколько всего уголовных и гражданских дел было рассмотрено судами первичной и вышестоящей инстанции в 1999 году?

2. Сколько уголовных и гражданских дел рассмотрено судами первичной и вышестоящей инстанции в 1999 году с нарушением законных сроков?

3. Сколько уголовных и гражданских дел рассмотрено в 1999 году судьями единолично и сколько с участием народных заседателей?

4. Сколько всего исков по обжалованию нормативных актов, а также действий и решений должностных лиц в гражданском и уголовном судопроизводстве было зарегистрировано судами в 1999 году?

5. По какому количеству исков по обжалованию действий и решений должностных лиц, нормативных актов, решения были приняты в пользу заявителя?

6. Какое количество жалоб на действия и решения должностных лиц, а также на нормативные документы было оставлено без удовлетворения в 1999 году?

7. Какая сумма на финансирование из федерального бюджета судов первичной и вышестоящей инстанции была заявлена на 1999 год?

8. Какая сумма из федерального бюджета была выделена на финансирование судов в 1999 году?

9. Какая сумма из местного бюджета была выделена на финансирование судов в 1999 году?

10. Какая сумма внебюджетного финансирования была выделена судам в 1999 году?

В полном объеме запрашиваемые сведения представили управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в 23 регионах, что составляет 27% от общего числа запросов. Частично (без данных по финансированию) информация была представлена в 8 ответах (9%). В 55 регионах (64%) чиновники отказались отвечать на запрос, ссылаясь при этом на Судебный департамент при Верховном Суде РФ. В своих ответах начальники региональных управлений предлагали обратиться за информацией по интересующим СМИ вопросам в Судебный департамент при Верховном Суде РФ, так как:

- по согласованию с Судебным департаментом при Верховном Суде РФ сведения можно получить в отделе общественных связей Судебного департамента при Верховном Суде РФ (Начальник Управления Судебного департамента в Рязанской области А.Н. Павлухин);

- в Судебный департамент при Верховном Суде РФ Управление Судебного департамента направляет полный годовой отчет о работе Управления и судов (Начальник Управления Судебного департамента в республике Хакасия А. Воскобойников, Начальник Управления Судебного департамента в Краснодарском крае В.В. Плетнев, и.о. Началь ника Управления Судебного департамента в Красноярском крае В.П. Карасев, Начальник Управления Судебного департамента в Архангельской области Ю.А. Пушкарев, Заместитель начальника Управления Судебного департамента в Ивановской области А. Краснопевцев, Начальник Управления Судебного департамента в Новгородской области В.И. Епифанов, Начальник Управления Судебного департамента в Оренбургской области В.К. Купчик, Начальник Управления Судебного департамента в Читинской области, государственный советник юстиции 3 класса В.И. Леонтьев, Начальник Отдела Судебного департамента в Эвенкийском АО С.А. Осогосток, и.о. Начальника Отдела Судебного департамента в Чукотском АО В.Н. Мищерин);

- Управление Судебного Департамента не располагает запрашиваемой информацией, в связи с чем предложено обратиться в отдел общественных связей Судебного департамента при Верховном Суде РФ (Начальник Управления Судебного департамента в Новосибирской области Н.В. Деров);

- В отделе общественных связей Судебного департамента при Верховном Суде РФ запрашиваемые сведения можно получить наиболее оперативно и в полном объеме (Начальник Управления Судебного департамента в Омской области А.А. Зинченко);

- Статистические данные о деятельности судов предназначены для служебного пользования, их представление возможно только с разрешения Судебного департамента при Верховном Суде РФ (Начальник Управления Судебного департамента в республике Алтай, государственный советник юстиции 3 класса Р.П. Нонуков, Начальник Управления Судебного департамента в Воронежской области, государственный советник юстиции 3 класса Г.Т. Щербатых);

- Запрашиваемые сведения можно получить в отделе общественных связей и информации Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебного департамента при Верховном Суде РФ (Начальник Управления Судебного департамента в республике Бурятия В.В. Харханов, Начальник Управления Судебного департамента во Владимирской области В.А. Фирсов, Заместитель начальника Управления Судебного департамента в Пензенской области С.Н. Авдошин, Начальник Управления Судебного департамента в Сахалинской области П.А. Самофалов, Начальник Управления Судебного департамента в Томской области А.С. Зуев, Начальник Отдела Судебного департамента в Усть-Ордынском Бурятском АО Л.А. Анциферова, Начальник Отдела Судебного департамента в Таймырском (Долгано-Ненецком) АО М.В. Трофимчук).

В числе «безответных», где «неответов» более 50 процентов, оказались запросы:

- о преступности;

- о состоянии экологии;

- о проблемах образования;

- о свободе передвижения и праве выбора места жительства;

- о фактах нарушения прав и свобод человека, а также нарушения законности органами государственной власти.


О преступности

(I этап: июнь 1999г., местные СМИ)

На тему преступности местные СМИ разослали 38 запросов. У руководителей местных органов внутренних дел запрашивалась информация о ситуации с распространением наркотиков и о наркомании, о терроризме, о раскрываемости уголовных преступлений, о статистике краж, о количестве преступлений, совершенных несовершеннолетними, о преступлениях в сфере экономики, о нарушениях законности сотрудниками органов государственной власти, о деятельности судов и решениях по конкретным делам и т.д.
Только в 14 регионах (37%) должностные лица исчерпывающе ответили на запрос редакций. Полностью представили запрашиваемые сведения в республиках Татарстан и Северная Осетия-Алания, в Приморском и Ставропольском краях, в Иркутской, Владимирской, Калининградской, Калужской (два ответа), Кировской, Новгородской и Смоленской областях, а также в Ненецком и Эвенкийском автономных округах. Частично информация на запрос о сбыте наркотиков представлена в 1 ответе (3%) из Курганской области.

Проигнорировали запросы СМИ в республиках Башкортостан (о ДТП: сколько пострадавших по вине нетрезвых водителей), Марий Эл (о статистике тяжких преступлений), Мордовия (о статистике по кражам); в Краснодарском (о преступности среди сотрудников ГУВД), Красноярском (о преступлениях среди высокопоставленных лиц, о служебных расследованиях) и Ставропольском (об экономических преступлениях) краях; в Амурской (о статистике преступлений с участием граждан КНР), Архангельской (о политическом терроризме и проявлениях фашизма), Брянской (два запроса: о затратах на патологоанатомические вскрытия и о преступлениях в сфере экономики), Волгоградской (о финансировании ГИБДД и статистике по угонам автотранспорта), Воронежской (о наркомании и преступлениях среди сотрудников правоохранительных органов), Костромской (о раскрываемости квартирных краж), Липецкой (о раскрываемости убийств), Магаданской (о незаконном обороте алкоголя), Новосибирской (о деятельности судов), Оренбургской (о нарушениях законности сотрудниками органов государственной власти и УВД), Псковской (о кражах), Тамбовской (о статистике особо тяжких преступле ний), Саратовской (о статистике по рецидивам) областях и в Коми-Пермяцком (о кражах) автономном округе. Формально ответили на запросы СМИ в республике Карелия (о заказных убийствах), в Курганской (о количестве судимых до 18 лет) и Ульяновской (о конкретном уголовном деле) областях.

Таким образом, информация отсутствует по 24 запросам, что составляет 62% от общего числа запросов.


О состоянии экологии

(I этап: июнь 1999г., местные СМИ)

На 57 запросов, разосланных местными средствами массовой информации руководителям комитетов по охране окружающей среды администраций в субъектах РФ, пришло всего 22 ответа (39%). Они содержат информацию о хранилищах для радиационных отходов, о радиационном фоне в городах, о загрязнении рек и водоемов, о нарушении природоохранного законодательства и прочую информацию, характеризую щую состояние экологии в регионах. 35 запросов (61%) оставлены без ответа.

Вот перечень проблематики, оказавшейся по вине чиновников в списке «закрытой» информации: состояние прибрежной зоны Енисея в черте города Кызыл (республика Тыва), охрана и использование минеральных подземных вод на территории г. Ижевска (Удмуртская республика), количество и состав химических веществ, попадающих в атмосферу, воду и недра районов республики при запуске космических ракет (республика Алтай), экологические последствия падения в тайгу остатков космических ракет (республика Хакасия), состояние атмосферного воздуха, наличие естественных радоновых излучений в жилых помещениях поселка (Красноярский край), влияние токсичных газовых выбросов и радиационных отходов объекта на здоровье людей (Астраханская область), захоронение твердых бытовых отходов (Владимирская область), промышленные стоки в Волгу (Волгоградская область), состояние воздуха, водоемов (Воронежская область), последствия атомного взрыва, расходы экологического фонда (Ивановская область), состояние водопроводной воды (Калининградская область), меры контроля за мясом, зараженным коровьим бешенством (Калужская область), вредные выбросы, промышлен ные отходы (Кировская область), захоронение вышедших из употребления купюр в ракетных шахтах (Костромская область), уничтожение химического оружия (Курганская область), контроль степени токсичности выхлопных газов (Курская область), вырубка и восстановление леса (Ленинградская область), деятельность металлургического комбината (Липецкая область), химическое загрязнение водоемов (Магаданская область), радиационный фон (Московская область), загрязнение воздуха (Новосибирская область), бюджетное финансирование экологического фонда (Оренбургская область), промышленный вылов крабов (Сахалинская область), радиационный фон, строительство блока АЭС (Свердловская область), аварии на АЭС (Смоленская область), финансирование охраны окружающей среды (Тамбовская область), нарушение природоохранного законодательства: предприятия и должностные лица, понесшие уголовную ответственность за нарушение экологических норм (Челябинская область), промышленная заготовка леса (кедр) иностранцами (Еврейская автономная область), экологическая обстановка в регионе (Пермская, Пензенская, Ростовская, Рязанская, Тверская области, г. Санкт-Петер бург, Коми-Пермяцкий автономный округ).


О проблемах образования

(I этап: июнь 1999г., «Новая газета» и местные СМИ)

Из 108 запросов, посвященных проблемам образования и адресованных руководителям управлений образования местных администраций, 88 запросов было направлено от редакции «Новой газеты» и 20 запросов _ от местных СМИ.Осталось без ответа 66 запросов (61%).

В «Новую газету» отказались предоставить информацию, характеризующую качество обучения в школе, а также сведения о количестве детей школьного возраста, не обучающихся в начальной и средней школе, в 55 регионах.

При этом проигнорировали запросы как таковые, т.е. не ответили на них в 47 регионах: в республиках Алтай, Башкортостан, Бурятия, Ингушетия, Калмыкия, Карелия, Коми, Марий Эл, Саха (Якутия), Северная Осетия-Алания, Хакасия, а также Кабардино -Балкарской, Карачаево-Черкесской и Чувашской республиках; в Алтайском, Приморском, Ставропольском, Хабаровском краях; в Астраханской, Брянской, Владимирской, Воронежской, Иркутской, Калининградской, Калужской, Камчатской, Кемеровской, Магаданской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской, Орловской, Пермской, Самарской, Саратовской, Сахалинской, Тверской, Тульской, Челябинской областях; в г. Москва и г. Санкт-Петербург, а также в Агинском-Бурятском, Ненецком, Таймырском, Ханты-Мансийском, Чукотском и Эвенкийском автономных округах.

Отказали в предоставлении информации «Новой газете» со ссылкой на отсутствие государственной статистической отчетности по запрашиваемым данным в 8 регионах: Белгородской, Липецкой, Московской, Омской, Рязанской, Свердловской, Тамбовской и Томской областях.

Еще 11 запросов местных СМИ, оставшихся без ответа, затрагивали следующие вопросы: бюджетное финансирование образования (Оренбургская область), задолженности по заработной плате работникам образования (Хабаровский край и Калининград ская область), проверка деятельности учебных заведений (Ленинградская и Омская области), выпускные экзамены как вступительные в ВУЗы (Свердловская область), целевые направления для поступления в ВУЗы (республика Алтай), опекунские пособия (Вологодская область), контроль за работой воскресных школ (Воронежская область), количество детских лагерей и предполагаемое количество детей, отдыхающих в них (Челябинская область), пионерское движение (Брянская область).

По трем запросам информация предоставлена частично (на запрос «Новой газеты» в республике Тыва, Курганской и Новгородской областях), и 39 ответов (36%) полностью раскрывают запрашиваемые сведения, из них 30 ответов на запрос «Новой газеты» и 9 на запросы местных СМИ.


О свободе передвижения и праве выбора места жительства

(II этап: март 2000г., «Новая газета»)

С целью изучения проблемы свободы передвижения и права выбора места жительства в региональные управления внутренних дел средствами массовой информации было разослано 86 запросов. В паспортных столах запрашивалась следующая информация:
- количество заявок от граждан РФ, а также лиц, не являющихся гражданами РФ, и лиц без гражданства на регистрацию по месту пребывания и месту жительства, поданных в 1999 году в органы регистрационного учета в данном регионе;

- сколько таких заявок было удовлетворено в 1999 году;

- скольким гражданам РФ, а также лицам, не являющимися гражданами РФ, и лицам без гражданства было отказано в регистрации в 1999 году;

- на основании каких местных законов, нормативных актов (название закона, нормативного акта, номер, дата его принятия) проводится регистрация граждан по месту пребывания и месту жительства;

- какие документы необходимы для регистрации граждан по месту пребывания и месту жительства в данном регионе;

- каков размер пошлины, взимаемой за регистрацию, и какова сумма штрафа за отсутствие регистрации.

Полная информация по запросу представлена в 21 ответе (24% от общего числа запросов). Ответы поступили из республик Дагестан, Карелия и Северная Осетия-Ала ния; Краснодарского и Красноярского краев; Брянской, Воронежской, Иркутской, Калужской, Магаданской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Оренбургской, Орловской, Саратовской, Тульской областей; г. Санкт-Петербурга, Еврейской автономной области, Чукотского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Частично на запрос ответили чиновники 16 регионов (19%): республик Алтай, Башкортостан, Коми, Тыва; Приморского края, Амурской, Архангельской, Белгородской, Вологодской, Ивановской, Мурманской, Омской, Пензенской, Ульяновской и Челябинской областей, Ханты-Мансийского автономного округа.

В 49 регионах (57%) отказались предоставить запрашиваемые сведения. Чиновники либо отвечают формально, не раскрывая сути запроса, либо просто игнорируют запросы СМИ. Формально ответили из 14 регионов России (16%): республики Татарстан, Алтайского края, Волгоградской, Калининградской, Камчатской, Кемеровской, Кировской, Костромской, Курская, Пермской, Ростовской, Тюменской и Ярославской областей, а также г. Москвы.

В 35 регионах (41%) проигнорировали запрос. Это руководители МВД в республиках Адыгея, Бурятия, Калмыкия, Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия), Хакасия, а также в Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской, Удмуртской и Чувашской республиках. Это начальники УВД в Ставропольском и Хабаровском краях, Астраханской, Владимирской, Курганской, Липецкой, Новосибирской, Псковской, Рязанской, Самарской, Сахалинской, Свердловской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Томской, Читинской областях; Агинском Бурятском, Коми-Пермяцком, Корякском, Ненецком, Таймырском, Усть-Ордынском Бурятском и Эвенкийском автономных округах.

Кроме того, должностные лица 16 регионов «забыли» указать местные нормативные акты, регулирующие регистрацию граждан в данном регионе, сославшись в ответе на Федеральный Закон как единственное основание для регистрации. Но действующие в Ивановской, Иркутской, Кемеровской, Курской, Московской (г. Клин и г. Щелково), Нижегородской, Пензенской, Пермской, Саратовской, Смоленской и Тверской областях, в Эвенкийском автономном округе. Формально ответил на запрос о возможных стихийных бедствиях на территории Читинской области во второй половине 1999 года руководитель Регионального центра по делам ГО и ЧС в Читинской области, генерал-майор В.И. Лященко.

На 14 запросов (40%) ответа не последовало. Местные власти отказались представить информацию о причинах и последствиях пожара, случившегося 21.05.99 г. в столице республики Тыва - г. Кызыле, о статистических данных по чрезвычайным ситуациям в Красноярском крае и в Костромской области, о прогнозах стихийных бедствий в Амурской области, о состоянии обнаруженных баллонов с жидким хлором на территории Архангельской области, об аварийном состоянии ряда школ в Кировской области, о возникновении угрожающей ситуации на ЛАЭС и о влиянии на экологию аварии на ЦБК в Ленинградской области, о прогнозе лесных пожаров в Московской области, о радиационном фоне в городах Рязани и Биробиджане (Еврейская автономная область), об ущербе от лесных пожаров на Сахалине, о последствиях аварии на ПО «Маяк» в Свердловской области в 1957 г., о паводках и прогнозировании лесных пожаров в Челябинской области.


Об условиях развития малого предпринимательства

(I этап, июнь 1999 г., «Новая газета»)

Запрос был адресован руководителям представительной ветви государственной власти в субъектах РФ и касался расходования бюджетных средств на развитие малого предпринимательства. Запрашивались следующие сведения:

- какая доля (в процентах) от общей суммы расходной части бюджета области (края, республики) на 1999 год предусмотрена на развитие малого предпринимательства;

- какая доля (в процентах) от общей суммы реально выделенных бюджетом области (края, республики) денежных средств по всем расходным статьям выделена на развитие малого предпринимательства на 01.06.99 года.

Из 88 запросов без ответа осталось 34 (39%). 2 (2%) региона ответили формально, не раскрыв информацию. 1 ответ лишь частично раскрывал поставленные вопросы и 51 ответ (58%) содержал запрашиваемую информацию в полном объеме. Из общего перечня тематики запросов, рассылаемых на I-ом этапе исследования, тема развития малого предпринимательства оказалась наиболее открытой для журналистов.

Не ответили на запросы руководители высших законодательных органов в республиках Адыгея, Башкортостан, Ингушетия, Калмыкия, Карелия, Саха (Якутия), Северная Осетия-Алания, Татарстан и Хакасия; в Краснодарском, Красноярском и Ставропольс ком краях, в Архангельской, Астраханской, Белгородской, Волгоградской, Воронежской, Липецкой, Магаданской, Мурманской, Новосибирской, Омской, Оренбургской, Пензенской, Свердловской, Тамбовской, Ульяновской и Челябинской областях; в г. Москве и Санкт-Петербурге, а также в Коми-Пермяцком, Таймырском, Эвенкийском и Ямало-Ненецком автономных округах.

Ограничились формальной перепиской с редакцией председатели Брянской областной Думы и Законодательного Собрания Калужской области.

Частично информацию представил председатель Рязанской областной Думы.

Полностью ответили на запрос в большинстве законодательных органов государственной власти регионов: в республиках Алтай, Бурятия, Дагестан, Коми, Марий Эл, Мордовия, Тыва, а также Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской, Удмуртской и Чувашской республиках; Алтайском и Приморском и Хабаровском краях; в Амурской, Владимирской, Вологодской, Ивановской, Иркутской, Калининградской, Камчатской, Кемеровской, Кировской, Костромской, Курганской, Курской, Ленинградской, Московской, Нижегородской, Новгородской, Орловской, Пермской, Псковской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Сахалинской, Смоленской, Тверской, Томской, Тульской, Тюменской, Читинской и Ярославской областях, а также в Еврейской автономной области и Агинском Бурятском, Корякском, Ненецком, Усть-Ордынском Бурятском, Ханты-Мансийском и Чукотском автономных округах.


О преступлениях против государственной власти

(I этап, июнь 1999 г., «Новая газета»)

В прокуратурах 88 регионов России запрашивалась информация, касающаяся уголовных дел по статьям главы 30 УК РФ (преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления).

Из 88 запросов без ответа оставлено 34 (39%). Поступило 54 ответа, из которых информацию о коррупции содержали 43 (49%). 4 прокуратуры (4%) уведомили редакцию об отказе в предоставлении информации, 7 (8%) ответили формально.

Молчанием ответили на запрос прокуроры республик Адыгея, Алтай, Дагестан, Марий Эл, Саха (Якутия), Татарстан, Хакасия, а также Кабардино-Балкарской и Карачаево -Черкесской республик; Красноярского и Хабаровского краев; Вологодской, Иркутской, Кировской, Костромской, Курской, Липецкой, Московской, Оренбургской, Пензенской, Пермской, Ростовской, Смоленской, Томской, Тюменской и Читинской областей; г. Москвы, Еврейской автономной области, Агинского Бурятского, Ненецкого, Таймырского, Усть-Ордынского Бурятского, Ханты-Мансийского и Эвенкийского автономных округов.

Отделались от журналистов формальными отписками в республиках Башкортостан и Тыва, а также в Астраханской, Курганской, Новгородской, Псковской и Тульской областях.

Отказали в предоставлении информации в республике Коми, Удмуртской республике, Алтайском крае и в Коми-Пермяцком автономном округе.

Приведем мотивацию отказов:

- Заместитель прокурора Республики Коми, старший советник юстиции Н.И. Рыжов в своем отказе ссылается на Постановление Правительства РФ № 834 от 09.07.94 г., которым утверждено Положение о Госкомстате РФ. «Статистическая информация, собираемая и разрабатываемая органами государственной статистики, а сведения о состоянии преступности относятся к таковой, является федеральной собственностью Российской Федерации. Госкомстату России, его территориальным органам предостав лено право на издание и распространение этой статистической информации. В связи с изложенным предоставить интересующие Вас сведения прокуратура Республики Коми не может».

- Начальник отдела по надзору за следствием, дознанием и ОРД прокуратуры Удмуртской республики, старший советник юстиции В.В. Чувашов утверждает, что «указанные сведения в установленном порядке отнесены к информации для служебного пользования».

- Прокурор Алтайского края, государственный советник 2 класса Ю.Ф. Параскун, ссылаясь на ст. 51 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и инструкцию по статистической отчетности о следственной работе, разработанную и утвержденную Генеральной прокуратурой, сообщает, что «указанная в обращении форма статистической отчетности не предусмотрена для заполнения органами прокурату ры».

- Заместитель прокурора Коми-Пермяцкого автономного округа, старший советник юстиции М.П. Боталов отказывает ввиду «определенной конфиденциальности запрашиваемой информации, а также ничем не подтвержденного статуса органа», от имени которого выступает главный редактор «Новой газеты».

Предоставили запрашиваемую информацию в полном объеме в республиках Бурятия, Ингушетия, Карелия, Мордовия, Северная Осетия-Алания, а также в Чувашской республике; в Краснодарском и Ставропольском краях; в Белгородской, Владимирской, Волгоградской, Ивановской, Калининградской, Калужской, Камчатской, Кемеровской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской, Омской, Орловской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Сахалинской, Свердловской, Тамбовской, Ульяновской, Челябинской и Ярославской областях; г. Санкт-Петербурге, а также в Корякском, Чукотском и Ямало-Ненецком автономных округах. Частично информация содержится в ответах из республики Калмыкия, Приморского края, Амурской, Архангельской, Брянской, Воронежской, Ленинградской, Магаданской и Тверской областях.

От местных СМИ по коррупции был единственный запрос. Его направила газета «Время» (г. Щелково Московской области) в свою городскую прокуратуру. Ответили на запрос исчерпывающе, но с опозданием.


О защите животных

(II этап, март 2000г., журнал «В мире животных»)

В ходе обсуждения нового федерального закона о защите животных журнал «В мире животных» предпринял попытку проанализировать ситуацию с обеспечением защиты животных в субъектах Российской Федерации. В регионы было направлено по три запроса. Таким образом, состоялась рассылка 256 запросов. На 94 (37%) из них ответа не последовало. В 162 (63%) ответах содержалась запрашиваемая информация: в 147 информация была предоставлена полностью, в 35 _ частично.

По двум запросам должны были поступить сведения о количестве зарегистрирован ных в регионе в 1999 году случаев браконьерства и возбужденных по фактам браконьерства (по статьям 256 и 258 УК РФ) уголовных дел. Запросы были направлены в региональные прокуратуры, в том числе природоохранные (87 запросов) и в управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных (82 запроса). По данным двух запросов из 169 адресатов ответили 134 (79%), из них 24 (14%) предоставили информацию частично. 33 (20%) адресата проигнорировали запрос, 2 (1%) ограничились отписками.

На первый запрос (в прокуратуры) не ответили в 12 (14%) регионах: в Бурятии, Дагестане, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республиках, Мордовии, Хакасии; Амурской, Воронежской, Липецкой, Пензенской и Томской областях, а также Ямало-Ненецком автономном округе. Отписались со ссылкой на «природоохранитель ные органы и органы милиции, которые владеют такими сведениями» в прокуратуре Кировской области, то же, но со ссылкой на приказ Генеральной прокуратуры РФ от 29.10.97 г. № 293-ш, сделали в прокуратуре г. Москвы.

Неполную информацию предоставили в прокуратурах Волгоградской и Тюменской областей.

73 (84%) региона вступили в диалог с редакцией СМИ, тем самым выведя тему уголовной ответственности за браконьерство и жестокое обращение с животными в разряд наиболее открытых для обсуждения в обществе при непосредственном участии должностных лиц правоохранительных органов государственной власти.

По второму запросу (в управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных) из 82 адресатов 21 (26%) промолчал. Речь идет о начальниках означенных управлений в республиках Адыгея, Алтай, Калмыкия, Саха (Якутия), Тыва, Хакасия; в Алтайском и Приморском краях; в Архангельской, Белгородской, Волгоградской, Иркутской, Костромской, Омской, Пензенской, Ростовской, Саратовской, Тверской и Челябинской областях, а также в Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе.

Из 8 (10%) регионов прислали неполные сведения. Это Вологодская, Воронежская, Калининградская, Московская, Новосибирская, Рязанская и Томская области, а также Ханты-Мансийский автономный округ.

49 (60%) регионов предоставили запрашиваемую информацию. За исключением Москвы, Санкт-Петербурга, Тамбовской области, Агинского Бурятского и Ненецкого автономных округов, в которые по тем или иным причинам запросы не посылались, остальные, не указанные выше, составляют перечень ответивших. Отписок или отказов по данному запросу не поступало, что свидетельствует об открытости и доступности этой информации.

В особом ряду стоит третий запрос, адресованный начальникам местных управлений жилищно-коммунального хозяйства. Он затрагивал проблемы безнадзорных животных и содержал следующие вопросы:

- есть ли на территории региона приюты для безнадзорных животных; количество приютов с государственной и негосударственной формами собственности;

- каковы выделяемые из бюджета средства на финансирование данных приютов.

По полученным данным, управления (департаменты) ЖКХ оказались одними из самых «закрытых» региональных ведомств. Из 87 запросов 59 (68%) оставлено без ответа. В одиннадцати регионах (12%) информацию предоставили лишь частично. Это Чувашская республика, Красноярский край, Ивановская, Кемеровская, Кировская, Мурманская, Пензенская, Псковская и Ярославская области, Таймырский и Чукотский автономные округа.

Полностью запрашиваемые сведения по приютам для безнадзорных животных предоставили лишь семнадцать регионов, что составляет 20% от общего числа запросов. Это республики Алтай, Бурятия, Дагестан и Мордовия; Краснодарский край, Волгоград ская, Калужская, Камчатская, Костромская, Московская, Оренбургская, Пермская, Сахалинская, Тамбовская и Тульская области; г. Санкт-Петербург и Коми-Пермяцкий автономный округ.


О защите прав потребителей

(II этап, февраль 2000г., журнал «Спрос»)

В целях изучения круга проблем, связанных с защитой прав потребителей, журналом «Спрос» была произведена рассылка информационных запросов руководителям местных правоприменительных и исполнительных органов.

В целом, из 249 запросов, посвященных изучению проблем защиты прав потребителей, на 178 (71%) получены ответы, 71 запрос (29%) остался без ответа.

Первый запрос был направлен председателям судов в 85 регионов. Редакция «Новой газеты» запрашивала представителей судебной власти следующие сведения:

- сколько дел было рассмотрено судами по искам потребителей по Закону «О защите прав потребителей» в регионе в 1999 году?

- сколько судебных дeл было закончено подписанием мировых соглашений в суде за 1999 год?

- сколько судебных исков было удовлетворено в 1999 году?

В результате 21 запрос (25%) остался без ответа, на 9 (10%) последовали формальные отписки. 55 ответов (65%) содержали в полном объеме запрашиваемые сведения.

В перечень регионов, где запрос был проигнорирован чиновниками, вошли: республики Алтай, Башкортостан, Саха (Якутия), Северная Осетия - Алания, Татарстан, а также Кабардино-Балкарская и Карачаево-Черкесская республики; Красноярский и Ставропольский края, Астраханская, Брянская, Магаданская, Московская, Пензенская, Тверская и Ярославская области, г. Москва и Ненецкий, Ханты-Мансийский, Чукотский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

Формальные, т.е. бессодержательные ответы поступили из Хабаровского края, Волгоградской, Курганской, Ленинградской, Нижегородской, Омской, Самарской, Ульяновской областей, а также Корякского автономного округа.

Последний особо показателен. Председатель суда Корякского автономного округа г-н Панасевич не пожелал предоставить редакции журнала «Спрос» запрашиваемую информацию на том основании, что запрос подписан не главным редактором, а его заместителем. Следует вывод:

«Я полагаю, что кто-то воспользовался бланком Вашего, уважаемого мною, журнала и желает получить судебную информацию под благовидным предлогом (прилагаю). Мысли об элементарном неуважении не допускаю».

За исключением Агинского Бурятского и Эвенкийского автономных округов, куда данный запрос не направлялся, остальные регионы, не попавшие в выше означенный перечень, составляют список предоставивших запрашиваемую информацию.

Второй запрос был адресован руководителям территориальных управлений министерства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (МАП РФ) в регионах. Запрашивались следующие сведения:

- сколько исков было подано Вашим Управлением и рассмотрено в суде по признакам нарушения законодательства о защите прав потребителей в 1999 году?

- сколько из них было удовлетворено?

Всего было направлено 77 запросов, из которых 22 (29%) остались без ответа. На остальные 55 (71%) запрашиваемая информация была предоставлена в полной мере, за исключением ответа из территориального управления МАП РФ по г. Москве и Московской области, предоставившего информацию частично.

Количество запросов (77) объясняется структурой МАП РФ, где для ряда регионов созданы единые управления. Так, единые территориальные управления имеют Волгоградская область и республика Калмыкия, Москва и Московская область, Санкт-Петер бург и Ленинградская область, Тюменская и Курганская области, Орловская и Белгородская области. В Курганской и Белгородской областях существуют филиалы территори альных управлений, куда также был послан запрос. Не создавались территориальные управления МАП РФ в Агинском Бурятском, Коми-Пермяцком, Корякском, Таймырском, Усть-Ордынском Бурятском, Чукотском и Эвенкийском автономных округах.

Не отреагировали на обращение прессы руководители территориальных управлений МАП РФ в республиках Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Мордовия, Северная Осетия-Алания, Тыва и Кабардино-Балкарской республике; в Брянской, Воронежской, Калининградской, Калужской, Кировской, Костромской, Мурманской, Новгородской, Псковской, Рязанской, Сахалинской, Тверской, Томской, Челябинской и Читинской областях.

Ответили на запрос в соответствии с законом о СМИ, т.е. полно и своевременно в Карачаево-Черкесской республике и республике Коми, в Краснодарском и Хабаровском краях, в Архангельской, Белгородской, Владимирской, Курганской, Курской, Липецкой, Магаданской, Омской, Оренбургской, Орловской, Пермской, Саратовской, Свердловс кой и Тамбовской областях, а также в Еврейской автономной области и в Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах.

Ответы из остальных регионов «грешат» несвоевременностью, что, при полноте предоставленной в них информации, тем не менее, является нарушением закона.

Третий запрос «Новой газеты» был адресован руководителям отделов регистрации общественных и религиозных объединений управлений юстиции в субъектах Федерации. В нем задавался вопрос о количестве общественных организаций по защите прав потребителей, зарегистрированных в регионе, и выражалась просьба сообщить сведения о них по прилагаемой форме.

Было направлено 87 запросов. Из них 14 (16%) оставлены без ответов, а на 2 запроса (2%) поступили формальные отписки. По количеству ответов _ поступил 71 (82%) ответ - данный запрос принадлежит к числу наиболее «благополучных».

Отсутствие навыков общения с прессой показали чиновники юстиции в Кабардино -Балкарской, Карачаево-Черкесской и Чувашской республиках, а также в Северной Осетии-Алании, Хакасии и в республике Марий Эл; в Ставропольском крае, в Амурской, Архангельской, Липецкой и Томской областях, в Корякском и Таймырском автономных округах.

Вернули в редакцию «для надлежащего оформления» запрос из Башкортостана (вместо главного редактора запрос подписал его заместитель). Того же рода претензия предъявлена чиновниками из управления юстиции Смоленской области.

Остальные регионы, за исключением Ингушетии и Чечни, куда запросы не направлялись, представили информацию в требуемом объеме, при этом в 39 регионах (45% от общего количества) сделали это своевременно, т.е. в полном соответствии с законом о СМИ. К ним относятся: республики Алтай, Дагестан, Калмыкия, Карелия; Алтайский, Краснодарский и Приморский края; Астраханская, Брянская, Владимирская, Вологодская, Воронежская, Иркутская, Калининградская, Калужская, Кемеровская, Костромская, Курганская, Магаданская, Московская, Новгородская, Новосибирская, Омская, Оренбургская, Пензенская, Пермская, Псковская, Ростовская, Саратовская, Свердловская, Тамбовская и Читинская области, Москва и Санкт-Петербург, а также Коми-Пермяцкий, Усть-Ордынский Бурятский, Чукотский, Эвенкийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

По общему числу ответов на информационные запросы, поступивших от должностных лиц одного региона, лидерство среди регионов принадлежит Курганской и Орловской областям, где представители местной власти ответили соответственно на 19 и 17 запросов СМИ из 23-х им направленных.

Однако лидеров по максимальному количеству информации, содержащейся в ответах на запросы, значительно больше. Это Калужская и Новгородская области, приславшие по 10 полных и своевременных ответов. Это Ивановская, Камчатская и Орловская области, откуда поступило по 9 исчерпывающих ответов. Это Владимирская, Иркутская, Курганская, Мурманская, Пензенская, Саратовская области и Эвенкийский автономный округ. В каждом из названных регионов 8 представителей властей ответили в соответствии с российским законодательством.

Вверх
Страница 3
 
© Институт „Общественная Экспертиза“