Общественная экспертиза - гл. страница Общественная Экспертиза
Общественная экспертиза Новости Общественной экспертизы Власть Общество СМИ Публикации Архив Контакты  
русский english

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ РОССИИ 2004 (оглавление)


Изменения в законодательстве о СМИ

В 2004 году в законодательстве о СМИ произошло четыре главных события. Три из них связаны с той «чисткой» законодательства, которая датируется 22 августа 2004 года и в народе получила название «замена льгот денежными компенсациями».


Наряду с социальными льготами под ликвидацию попали полторы сотни законов, не укладывающихся, по мнению авторов реформы, в общий ряд административно-рыночного обустройства страны.

В августе 2004 года были ликвидированы Закон «Об экономической поддержке районных (городских) газет» и Закон «О государственной поддержке СМИ и книгоиздания РФ». Оба закона проработали 10 лет и воплощали политику либерального патернализма федеральной власти по отношению к СМИ. Власть признавала за СМИ важные социальные функции и поэтому предоставляла возможность зарабатывать на жизнь благодаря налоговым льготам, а там, где рынка пока нет («районки»), предусматривались прямые дотации.

Подобного рода льготы и поддержка есть в большинстве развитых стран мира. Справедливости ради отметим, что российская власть и раньше неоднократно пыталась избавиться от политики либерального протекционизма и ликвидировать налоговые льготы. Такая попытка была предпринята правительством в 1998 году. И Государственная Дума тогда поддержала исполнительную власть. Но Союз журналистов предпринял массовую акцию: более сотни региональных газет опубликовали фамилии тех депутатов, которые голосовали за отмену льгот. И Госдума изменила свое решение — 321 голос за пролонгацию льгот для СМИ. Это было в 1998 году. В 2004 году власть перестала оглядываться на общество и его мнение. Романтический период в отношениях между властью и СМИ завершился.

Третье событие в этом ряду можно назвать «прощание с надеждой». Законом от 22 августа 2004 года статья 30 Закона «О СМИ» признается утратившей силу, а в статье 31 слова «Федеральной комиссией по телерадиовещанию» заменяются словами «Федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации». Речь идет о главном вопросе для телевидения и радио: о том, кто выдает лицензии на вещание, кто их контролирует, аннулирует и кто вырабатывает лицензионную политику в стране. По Закону «О СМИ» от 1991 года эти функции принадлежат (вернее принадлежали) Федеральной комиссии по телерадиовещанию. Что это за комиссия, каков порядок ее формирования и деятельности — на все эти вопросы должен был дать ответы отдельный федеральный закон. В 1991 году разработчики Закона «О СМИ», М. Федотов, Ю. Батурин, В. Энтин и их единомышленники среди депутатов не нашли необходимых политических ресурсов, чтобы тогда еще, в 1991 году, принять цивилизованную норму жизни для телевидения и радио в России. Пришлось оставить статьи 30 и 31 в том виде, как они были эти 14 лет — в виде законодатель ной дыры, оставляющей надежду на цивилизованное устранение.

Устранение произошло, но, к сожалению, не цивилизованное, а реакционно-консервативное. Телевидение и радио попало под вертикаль исполнительной власти. Отныне правительство и уполномоченные им органы уже на вполне законных основаниях осуществляют лицензионную политику, выдают и отбирают лицензии у теле- и радиоканалов. Зеркало попало под власть отображаемого им предмета. Россия снова выбрала свой особый путь, отличный от европейских и иных развитых стран.

Четвертое событие касается ограничений рекламы пива в СМИ. Этот закон был подписан Президентом 20 августа 2004 г. В соответствии с этим законом реклама пива не должна:

— содержать информацию о том, что его употребление имеет важное значение для достижения общественного, спортивного или личного успеха либо для улучшения физического или психического состояния;

— содержать информацию о том, что его употребление является одним из способов утоления жажды;

— содержать информацию о его безвредности и (или) положительных терапевтических свойствах;

— использовать образы людей и животных;

— распространяться в любой форме в радио- и телепередачах, при кино- и видеообслуживании, в печатных изданиях для несовершеннолетних;

— распространяться в детских, образовательных, медицинских, санаторно-курортных, оздоровительных, спортивных организациях, организациях культуры, а также ближе 100 метров от них;

— распространяться в радио- и телепрограммах с 7 до 22 часов местного времени;

— оформляться в идее мультипликационных (анимационных) фильмах;

— дискредитировать воздержание от их употребления;

— распространяться на первой и последней полосах газет, а также на первой и последней страницах и обложках журналов;

— распространяться в средствах массовой информации, зарегистрированных в качестве специализировавшихся на вопросах экологии, образования, охраны здоровья.

Во всех случаях распространение рекламы пива и напитков, изготавливаемых на его основе, должно сопровождаться предупреждением о возможном вреде их употребления, причем в радио- и телепрограммах данному предупреждению должно быть отведено не менее десяти процентов эфирного времени трансляции каждой такой рекламы, при распространении такой рекламы другими способами — не менее десяти процентов рекламной площади (пространства).

Большинство иных законодательных инициатив в медийной сфере, к счастью, не состоялись. Хотя попыток было много: за 2004 год через комитет по информационной политике Государственной Думы прошло 43 законопроекта. Это больше, чем законодательных инициатив в области экологии, культуры, спорта, семьи, молодежи, природных ресурсов, природопользования. Проблемы СМИ занимают внимание депутатов больше, чем проблемы промышленности, строительства и наукоемких технологий; больше, чем проблемы ветеранов (26 проектов); охрана здоровья (35 проектов), вопросы местного самоуправления (38 проектов), и даже национальные проблемы (9 проектов).

Большинство этих законопроектов касались попыток ограничить показ сцен насилия и жестокости в эфире, а также ввести запрет на распространение информации о терактах.

Инициаторов первой группы поправок (депутатов Чуева, Жириновского и др.) не останавливало то, что в статье 4 действующего закона «О СМИ» есть норма, запрещающая использовать СМИ для пропаганды культа насилия и жестокости, а также невозможность законодательно отделить низкопробные боевики от, например, произведений классики, включающих батальные эпизоды.

Авторы идеи запрета на информацию о терактах (депутат Юревич М.В. и др.) руководствовались убеждением, что информация о терактах допустима только с разрешения «правоохранительных органов, в компетенцию которых входит обеспечение безопасности граждан и проведение оперативно-следственных мероприятий по факту совершения данного террористического акта». Очевидно, что данная норма делает невозможной оперативную информацию обо всех происшествиях (взрывах, катастрофах и т.д.), поскольку на момент события, как правило, невозможно определить, является происшествие терактом или нет.

Психологически понятны действия законодателей, которые, не найдя адекватных законодательных инструментов для борьбы с ростом преступности, насилия в обществе и с терроризмом, пытаются разбить зеркало, отражающее эти процессы. Традиция казнить гонцов, приносящих дурные вести, столь же древна, как и бесплодна.

В 2004 году усилиями журналистской общественности, экспертного сообщества, Правительства РФ и Комитета по информационной политике Госдумы эти попытки удалось предотвратить.

И еще об одном несостоявшемся событии 2004 года.

Вот уже больше двух лет «на запасном пути» в Госдуму стоит бронепоезд проекта нового Закона «О СМИ», подготовленный Индустриальным комитетом. Еще весной 2003 года экспертное медийное сообщество России с участием ведущих зарубежных экспертов в области законодательства о массовой информации практически единодушно признало этот законопроект несостоятельным, а действующий Закон «О СМИ» вполне соответствующим современным реалиям. Однако в начале 2004 года вновь оживились разговоры о принятии нового Закона «О СМИ». Отвечая на вопрос журнала «СРЕДА», президент «МедиаСоюза» А. Любимов назвал его принятие главной медийной задачей 2004 года. Судя по весьма невнятной информации из Минкультуры, какие-то попытки разработать новый закон о СМИ предпринимались под руководством замминистра Л. Надирова. Однако депутаты комитета Госдумы по информационной политике не видели ни одного нового варианта.

Выступая в декабре 2004 года в правительстве, министр А. Соколов сказал, что новый закон о СМИ будет принят в 2005 году.

В интервью «Новой газете» замминистра Л. Надиров заявил: «Пока существующий закон не вызывает никаких протестов у журналистов, пока медиасообщество не выступает с плакатами против закона 1991 года, можно сделать новый проект не торопясь, учитывая разномыслие». Подобную неторопливость можно только приветствовать.

В 2004 году закон «О СМИ» устоял. Это один из нечастых сегодня случаев, когда власть оглядывается на мнение общества и специалистов.

 
© Институт „Общественная Экспертиза“