Общественная экспертиза - гл. страница Общественная Экспертиза
Общественная экспертиза Новости Общественной экспертизы Власть Общество СМИ Публикации Архив Контакты  
русский english

ВЛАСТЬ


От информационного монополизма
к однопартийности и коррупции в партии власти

(тезисы к докладу)

Данное исследование является пилотным проектом, цель которого – установить характер зависимости между тремя динамично развивающимися в последние пять лет процессами: нарастанием информационного монополизма, превращением нашей политической системы в однопартийную и стремительным обогащением политической верхушки партии власти.

1. Нарастание информационного монополизма

Критерием уровня информационного монополизма в данном исследовании является доля позитива (пропаганды) в эфире федеральных телеканалов, отведенная Президенту В. Путину и его команде.

Союз журналистов России, Институт «Общественная экспертиза», Центр экстремальной журналистики СЖР на протяжении 6 последних лет проводили мониторинг освещения политических событий на федеральных телеканалах.

Вот их сравнительные результаты:

  • на выборах 2000 года на долю В. Путина приходилось около 30% эфирного времени;
  • на выборах 2004 года этот показатель возрос до 47% (почти в полтора раза!);
  • в 2006 году, когда никакие выборы еще не объявлены, доля политического эфира, посвященного В. Путину и его команде практически удвоилась и достигла почти 90%!

2. Переход фактически к однопартийной системе

Четвертая Госдума стала первым фактически однопартийным российским парламентом после ликвидации КПСС. Большинство систем измерения демократии используют такие показатели, как уровень монополизма правящей партии в парламенте, реальность политической конкуренции и доля голосов в парламенте, полученная оппозицией. Сравнивая по этим показателям четыре российские Государственные Думы, получим следующую картину:

 

Срок полномочий

Правящая партия (% голосов)

Союзники (% голосов)

% голосов правящей партии с союзниками

Оппозиционные партии, блоки (% голосов)

% голосов оппозиции

1-я Госдума

1993 – 1995

Выбор России (17,11%)

ПРЕС (6,67%)

23,78%

КПРФ (10%)

31,33%

АПР (12,22%)

Блок Я.–Б.–Л. (5,78%)

ДПР (3,33%)

2-я Госдума

1995 – 1999

НДР (14,67%)

 

14,67%

КПРФ (32,22%)

42,44%

Яблоко (10,22%)

3-я Госдума

1999 – 2003

«Единство» (18,44%)

«Регионы России» (10,16%)

53,70%

КПРФ (18,22%)

29,11%

ОВР (11,56%)

«Народный депутат» (13,54%)

Яблоко (3,78%)

 

 

СПС (7,11%)

4-я Госдума

2003 – н. вр.

«Единая Россия» (67,56%)

ЛДПР (7,78%)

75,34%

КПРФ (10,44%)

19,33%

«Родина» (8,89%)

 

Таким образом, впервые за всю историю новейшего парламентаризма в 2004 году сформирован однопартийный парламент, в котором оппозиция не имеет даже декоративных функций.

Если в первых двух Госдумах проправительственные партии, имея вместе менее пятой доли голосов, вынуждены были согласовывать свои планы с оппозицией, вести переговоры, искать компромиссы, т.е. заниматься реальной парламентской работой, то в третьей Думе эта работа была сведена к минимуму, а в четвертой принципиально и осознанно ликвидирована.

3. Обогащение парламентской верхушки партии власти

В качестве одного из показателей процесса обогащения политической верхушки партии власти было избрано количество депутатов-миллиардеров («рублевых») в думской фракции правящей партии.

В 2000 году по оценкам аналитиков газеты «Коммерсантъ» в Госдуме было 7 депутатов-миллиардеров, из них ни одного из фракции «Единство».

В 2005 году по оценке журнала «Финанс» двадцать один депутат Госдумы обладает состоянием свыше миллиарда рублей, причем 18 депутатов-миллиардеров – члены фракции «Единая Россия».

В 2006 году эта цифра выросла почти на треть.

4. Взаимоконвертация финансового и политического капиталов: две тенденции 90-х и 2000-х годов

В 90-х годах основной тенденцией была конвертация финансово-промышленного капитала в политический. Десятки бизнесменов становились депутатами, стремясь приобрести неприкосновенность, связи в структурах государственной власти, нагулять политический вес для лоббирования своих коммерческих интересов.

Один из наиболее ярких примеров такой конвертации капиталов – Владимир Брынцалов, депутат Госдумы прошлых созывов, кандидат в Президенты РФ, владелец фармацевтической компании «Ферейн».

С 2000 года доминирующим становится встречный процесс обратной конвертации: политический капитал конвертируется в финансово-промышленный. В 90-х годах это явление носило локальный характер и наиболее ярко было представлено в деятельности ЛДПР и ее лидера, которые мастерски делали деньги на политике, а затем политику с помощью денег.

В настоящее время в результате создания в стране фактически единопартийной системы центр такой конвертации властного статуса в деньги переместился в «Единую Россию». Ресурс и капитализация депутата-единоросса на порядок выше, чем у депутатов других фракций. Этим объясняется рост т.н. «амплитуды искажения» во время и после выборов в нынешнюю Госдуму: на выборах «Единая Россия» получила 37,6% процента голосов, а мест в нижней палате заняла 67,6%. Многие депутаты, избранные по спискам других партий и непосредственно населением, поддаются соблазну повысить свою капитализацию с помощью простой одноходовой операции – перехода во фракцию «Единая Россия». Один из последних примеров – переход Сергея Шишкарева, депутата-миллиардера, из «Родины» в «Единую Россию».

Одним из наиболее ярких примеров конвертации партийно-политического капитала в финансово-промышленный является вице-спикер Госдумы и генсек «Единой России» В. Володин. В 2002 году, будучи лидером фракции ОВР, он задекларировал состояние в 9,4 млн. рублей. В феврале 2006 года эксперты журнала «Финанс» оценили его состояние в 2,7 млрд. руб. Если признать достоверной и ту, и другую цифру, то получится, что переход в «правильную» партию позволяет увеличить состояние за 4 года в 287,2 раза.

Выводы и предложения

Вывод первый. Три обозначенных явления: информационный монополизм, однопартийность и обогащение парламентской верхушки партии власти являются тремя сторонами единого процесса. Это процесс круговорота «властесобственности», а точнее «властеденег», который работает по схеме: «власть – деньги – бОльшая власть – бОльшие деньги».

Вывод второй. Эта схема отчуждает политическое и экономическое поле от интересов граждан России и превращает развитие этих полей в процесс враждебный и опасный для страны и ее населения.

Вывод третий. Препятствовать этим тенденциям, разорвать этот порочный круг невозможно ни в сфере политики, ни в сфере экономики. Эту цепочку можно разорвать только в первом звене – прорвав информационную блокаду силами независимых СМИ, общественных организаций, исследовательских и политических структур. Исследование и освещение этого процесса само по себе является противостоянием ему.

(1) Измерение демократии как отрасль сравнительной политологии существует свыше 40 лет. Пионером этого направления можно считать Филиппа Катрайта: «Степень политического развития может быть измерена и каждая нация может быть размещена на континууме развития, что позволит сравнивать ее с любой другой нацией в мире. Наибольшую известность в этой области получили ежегодные публикации индекса свободы «Фридом Хаус» ( Freedom House), рассчитываемее на основе оценки восьми политических прав и тринадцати гражданских свобод в 192 государствах мира.

(2) «Не место для дискуссий». Аналитический доклад: «Демократический аудит деятельности Государственной Думы и Совета Федерации». Институт «Общественная экспертиза». М., 2005 г.


Вверх
 
© Институт „Общественная Экспертиза“